На главную

Статьи, публикации, архив номеров  

«     2018     2017  |   2016  |   2015  |   2014  |   2013  |   2012  |   2011  |   2010  |   2009  |   2008  |   »
«     Январь  |   Февраль  |   Март  |   Апрель  |   Май  |   Июнь  |   Июль  |   Август  |   Сентябрь  |   Октябрь  |   Ноябрь  |   Декабрь     »

Актуально

01.10.2014 Системные проблемы белорусской энергетики и пути их решения

 

Системные проблемы белорусской энергетики и пути их решения*

 

Энергетика традиционно считается базовым сектором экономики, особенно для стран с высокой долей энергоемких отраслей в структуре народного хозяйства (машиностроение, металлургия, нефтепереработка, нефтехимия и др.). Значительная энергетическая составляющая в себестоимости продукции указанных отраслей обусловливает высокую чувствительность финансовых результатов их работы к изменению цен на электрическую и тепловую энергию. Поэтому эволюционное развитие систем энергообеспечения – от сооружения изолированных друг от друга генерирующих источников до формирования крупных электроэнергетических систем, объединяющих электростанции с различными типами энерготехнологий, – направлено в первую очередь на повышение эффективности энергообеспечения потребителей.

 

The short characteristic of belarussian power industry is presented in the article. Key organizational and economic problems of the energy sector are analysed: high capital intensity of projects, imperfection of power policy and decision-making system as a whole, imperfection of the tariff system. The corresponding approaches to the solution of the specified problems are offered.

 

* Мнение, изложенное в статье, является личной точкой зрения автора и не должно отождествляться с официальной позицией Аппарата Совета Министров Республики Беларусь.

 

Общая характеристика энергетического сектора Республики Беларусь

 

В Беларуси производство электроэнергии более чем на 90 % осуществляется централизованно, за счет мощностей Объединенной электроэнергетической системы – Белорусской энергосистемы. Отпуск тепловой энергии паритетно распределен между теплоэлектроцентралями и котельными. Активно развиваются источники распределенной генерации на базе углеводородного топлива (блок-станции промышленных предприятий) и возобновляемых энергоресурсов (гидроэлектростанции, ветроэнергоустановки, биогазовые комплексы, солнечные коллекторы).

На сегодняшний день установленной мощности Белорусской энергосистемы достаточно для полного обеспечения потребности республики в электроэнергии (в 2013 г. – 37,7 млрд кВт•ч). Однако Беларусь импортирует до 8 млрд кВт•ч электроэнергии (в 2013 г. – 6,7 млрд кВт•ч, на 2014 г. заключены контракты на поставку 4,2 млрд кВт•ч из России и Украины). Импорт электроэнергии осуществляется исходя из экономической целесообразности и для более эффективной загрузки мощностей электростанций. По мере ввода энергоэффективных генерирующих мощностей импорт будет снижаться.

Следует отметить, что в отрасли проводится последовательная работа по укреплению надежности энергообеспечения. Значительно сокращено количество аварийных отключений линий электропередачи ГПО «Белэнерго» на 100 км – с 4,7 в 2006 г. до 3,5 в 2013-м, или на 47 %. Среднее время устранения повреждений (2,05 ч) близко к аналогичным показателям в энергосистемах европейских государств (Финляндия – 1,6 ч, Англия – 1,5 ч, Швеция – 1 ч). Существенно сократилось количество отказов на всех видах оборудования: с 415 в 2006 г. до 221 в 2013-м, или на 47 %.

Вместе с тем в энергетическом секторе Беларуси к настоящему времени накопился ряд системных проблем, существенно влияющих на эффективность обеспечения потребителей электрической и тепловой энергией. Для исправления сложившейся ситуации необходимо как совершенствование организационного механизма и повышение качества управленческих решений в отрасли, так и активное внедрение экономических инструментов, создающих основу для эффективного функционирования системы энергоснабжения страны.

 

Высокая капиталоемкость проектов модернизационной направленности и низкая отдача от инвестиций

 

Министерство энергетики Республики Беларусь реализует программу развития энергетического комплекса страны, в рамках которой до 2015 г. планируется ввод новых эффективных источников суммарной мощностью 1 871 МВт.

В 2013 г. на Гродненской ТЭЦ-2 введена газотурбинная установка мощностью 121 МВт (стоимость проекта – 97,2 млн долл.). В 2014 г. завершено строительство парогазовых энергоблоков мощностью 400 МВт на Лукомльской и Березовской ГРЭС (стоимость проектов – 368 и 378 млн долл. соответственно). Кроме того, завершена реконструкция котельного цеха № 3 Жодинской ТЭЦ в г. Борисове, предусматривающая строительство парогазовой установки мощностью 64 МВт (стоимость проекта – 102,7 млн долл.) и ряда других проектов. Быстрыми темпами строится Белорусская АЭС.

В результате принимаемых мер износ основных производственных фондов Белорусской энергетической системы планируется довести до 38 % (в 2005 г. – 60 %), а удельный расход условного топлива на отпуск 1 кВт•ч электроэнергии снизить к 2015 г. до 240 г. К 2016 г. экономический эффект от модернизации за счет экономии ТЭР должен составить более 1,2 млн т у.т. (»230 млн долл. в ценах 2013 г.), замещение природного газа – порядка 1,26 млрд м3 в год (»270 млн долл. в ценах 2013 г.).

Результаты (экономический эффект) в масштабах страны впечатляющие. Однако целесообразность и качество управленческих решений в любом секторе экономики измеряется прежде всего показателем эффективности, то есть соотношением эффекта с фактическими затратами на его достижение.

В 2001–2013 гг. суммарный объем инвестиций в основной капитал энергопредприятий составил 10,1 млрд долл. (см. рис.).

 

 

Срок окупаемости и доходность инвестиций (отдача на рубль вложенных средств) в белорусской энергетике определяются динамикой роста контрактных цен на природный газ. Чем выше цена на газ для энергопредприятия, тем больший экономический эффект от проекта, реализация которого направлена на снижение расхода топлива. Создание Единого экономического пространства выступило сдерживающим фактором повышения цен на энергоресурсы для нашей страны вследствие применения при ценообразовании «интеграционного коэффициента».

Таким образом, оценка эффективности инвестиций в будущие энергетические проекты требует сценарного подхода. Разрабатываемые сценарии должны предусматривать разную ценовую динамику на энергоресурсы, а инвестиционный план развития энергетики должен быть более гибким. Принципиально возможный низкопроцентный рост цен на природный газ, доминирующий в топливном балансе энергоотрасли, будет снижать инвестиционную привлекательность проектов в большой энергетике. По этой причине, возможно, от некоторых амбициозных проектов модернизации генерирующих источников стоит временно отказаться для концентрации финансовых ресурсов на приоритетных проектах с высокой отдачей и приемлемой окупаемостью.

 

Необходимость совершенствования энергетической политики в стране

 

Это ключевая системная проблема энергетического сектора Беларуси, на которую неоднократно указывал Президент страны Александр Лукашенко на совещаниях по вопросам функционирования и развития белорусской энергетики. Сам механизм разработки концептуальных документов и комплексных программ развития отрасли, безусловно, требует совершенствования. Сложившаяся практика обоснования проектов модернизации действующих и сооружения новых мощностей предполагает использование преимущественно экспертного метода. Как результат: мы начинаем строить атомную электростанцию и только потом актуализируем проблему режимов работы энергосистемы с учетом ввода АЭС.

Сегодня в мире накоплен солидный методологический инструментарий для решения всего спектра задач в части планирования и прогнозирования энергетики. Прежде всего, это специализированные программные комплексы, которые позволяют моделировать развитие энергетических систем, учитывать в оптимизационных расчетах множество технико-экономических факторов и специфических ограничений, а также разнонаправленную динамику изменения количественных параметров прогнозирования.

Энергетика – сложная производственная система со своими технико-технологическими и экономическими особенностями. Ключевая из них – одномоментность производства и потребления энергии, то есть жесткая ограниченность объемов реализации (выручки) продукции величиной спроса на энергию. Экспортные возможности белорусской энергетики также ограничены уровнем развития собственной сетевой инфраструктуры и энергосбалансированностью соседних стран. Поэтому нельзя планировать строительство объектов энергетики, предусматривающее инвестиционные затраты в сотни миллионов долларов, не имея при этом обоснованного прогнозного спроса на электрическую и тепловую энергию в средне- и долгосрочной перспективе.

 

Несовершенная тарифная политика и порочная практика перекрестного субсидирования

 

Тариф на энергию должен выполнять две основные функции – фискальную (как компенсация затрат энергопредприятий на производство электрической и тепловой энергии) и стимулирующую (как инструмент реализации энергетической политики государства). Сегодня тарифная политика в энергетическом секторе Беларуси лишь частично обеспечивает реализацию указанных функций.

Причин тому несколько. Главная – сохраняющаяся практика перекрестного субсидирования. В тариф на электрическую энергию для потребителей реального сектора экономики, кроме непосредственных затрат, связанных с осуществлением всего технологического цикла производства, передачи, распределения и продажи электрической энергии, включена надбавка на компенсацию недоплаты населением затрат на оказание услуг энергоснабжения. За последние 5 лет объем перекрестного субсидирования населения в тарифах на энергию вырос в 9,1 раза, и в 2013 г. оценивался в 8,2 трлн руб., а по прогнозу на 2014 г. – в 9,4 трлн руб.

Однако если раньше увеличение объемов перекрестного субсидирования компенсировалось соответствующим ростом в долларовом выражении тарифов на энергию для реального сектора экономики, то начиная с 2009 г. рост тарифов для реального сектора был существенно ниже требуемого, а с 2011-го и вовсе прекращен. В итоге с 2009 г. реальный сектор компенсировал только от 70 до 90 % общего размера перекрестного субсидирования, а некомпенсируемая часть превращалась в прямые убытки отрасли (рентабельность отпущенной энергии за 2012 г. составила минус 0,3 %, за 2013 г. – плюс 2,8 %).

Это было сделано для реализации первоочередной задачи по поддержанию конкуренции белорусских производителей на внешних рынках. В результате проблема финансирования мер социальной поддержки в части оплаты населением за потребленную энергию по глубоко льготным тарифам переложена на энергоснабжающие организации. Как следствие, возникает дефицит финансовых ресурсов на осуществление текущей и, что не менее важно, инвестиционной деятельности.

В целях поэтапного сокращения перекрестного субсидирования в ценах на топливно-энергетические ресурсы правительством на системной основе принимаются решения об увеличении тарифов на энергоресурсы для населения. В результате в 2013 г. тариф для населения на электрическую энергию увеличился в 2 раза, на тепловую энергию – на 26 %. С начала 2014 г. рост тарифов на электроэнергию для населения составил 34 %, на тепловую энергию – 19 %.

Не менее важное значение для Беларуси имеет реализация стимулирующей функции тарифов. Выравнивание графика электрических нагрузок и решение важнейших режимных вопросов с использованием тарифного регулирования – общемировая практика. Необходимо активизировать работу по разделению затрат на энергообеспечение по видам экономической деятельности в рамках запланированного реформирования системы управления отраслью и поэтапной дезинтеграции Белорусской энергосистемы.

В целом система тарифообразования на энергию в Беларуси требует существенной модернизации. Сегодня энергокомпании развитых стран предлагают разнообразное «тарифное меню» для своих потребителей. С помощью тарифных мер конкурируют за инвестора, обеспечивая вовлечение в структуру генерирующих источников новых эффективных технологий генерации, в том числе на базе возобновляемых энергоресурсов. В Беларуси, несмотря на принятие ряда нормативно-правовых документов в этой области, тариф на энергию не является действенным инструментом стимулирования ни с точки зрения экономного энергопотребления, ни с точки зрения повышения инвестиционной привлекательности энергетики.

 

Снижение экономической эффективности производства энергии как результат укрепления энергетической безопасности страны

 

В настоящее время по поручению главы государства завершается работа над проектом новой редакции Концепции энергетической безопасности страны. Ее отличительная черта – безусловный приоритет критерия экономической целесообразности при разработке энергетической стратегии страны. В рамках работы над проектом Концепции проведен анализ внешнего окружения Республики Беларусь (основные тренды на мировом энергетическом рынке, формирование новых трендов технологического развития). Расширен перечень угроз энергетической безопасности, сформирован новый перечень индикаторов энергетической безопасности и их пороговых уровней, а также заданы прогнозные значения индикаторов на период до 2035 г. Определены мероприятия по укреплению энергетической безопасности страны, сформулированы предложения по оптимизации государственных программ в области энергетики и предложения по созданию системы мониторинга энергетической безопасности Республики Беларусь.

Ключевым условием энергобезопасности любой страны традиционно является развитие собственной энергосырьевой базы. Доля местных видов топлива в котельно-печном топливе по итогам 2013 г. в нашей стране достигла 26 % (в 2005 г. – 17 %, предкритический уровень). Цель на 2015 г. – не менее 30 % (нормальный уровень). Динамика впечатляет. Однако отнесение некоторых энергоресурсов к местным видам топлива является весьма дискуссионным вопросом.

Необходим переход к показателю «энергетическая самостоятельность», который рассчитывается как отношение объема производства первичной энергии к объему валового потребления топливно-энергетических ресурсов в стране. В соответствии с данными Белстата величина этого показателя для Республики Беларусь в период 2005–2013 гг. изменялась разнонаправленно и несущественно. В 2013 г. она составила 14,5 % (в 2005 г. – также 14,5 %). Методология расчета показателя «энергетическая самостоятельность» не предусматривает учета вторичных энергоресурсов (горючие и тепловые ВЭР), которые образуются как побочный продукт преобразования импортируемого углеводородного сырья (нефти и газа). Очевидно, что использование такого показателя в качестве одного из целевых индикаторов энергетической безопасности страны позволит более объективно оценить обеспеченность государства собственными топливно-энергетическими ресурсами.

В стране функционирует 17 мини-ТЭЦ на местных видах топлива, а до 2016 г. планируется эту цифру почти удвоить. За 2011–2012 гг. введено 3 мини-ТЭЦ, в 2013 г. осуществлялось строительство 5 мини-ТЭЦ. Одновременно идет локализация их производства. В первом квартале 2015 г. в Лунинце планируется ввести мини-ТЭЦ с уровнем локализации около 70 %, хотя еще 2 года назад он был не более 20–30 %. На базе ОАО «Белоозерский энергомеханический завод» организовано производство основного и вспомогательного оборудования, необходимых комплектующих и материалов для мини-ТЭЦ.

Увеличиваются масштабы использования водных ресурсов и ветра для производства электроэнергии. Введена в эксплуатацию Гродненская ГЭС мощностью 17 МВт. В текущей пятилетке планируется завершить сооружение Немновской, Полоцкой и Витебской ГЭС общей мощностью 82 МВт. Растет количество биогазовых установок и установок на базе использования солнечной энергии. Но диверсификация топливно-энергетического баланса страны как индикатор энергобезопасности – процесс длительный и весьма затратный. Так, согласно Государственной программе строительства в 2011–2015 гг. гидроэлектростанций в Республике Беларусь средняя удельная стоимость 1 кВт установленной мощности ГЭС составляет более 6 000 долл. [1]! Удельная капиталоемкость ветроэнергоустановок превышает 1 000 долл./кВт.

В соответствии с решением Минэкономики Беларуси, принятым в целях стимулирования развития возобновляемых источников энергии, энергетики обязаны приобретать «зеленую» энергию по цене 20–30 цент./кВт•ч [2]. Естественно, это отражается на общесистемной себестоимости и на конечных финансовых результатах работы предприятий отрасли. Таким образом, экономическая эффективность производства энергии в целом по энергосистеме снижается.

С точки зрения инвестиционной привлекательности объекты возобновляемой энергетики уступают объектам сопоставимой мощности на базе природного газа – когенерационным установкам (КГУ). Во-первых, удельная стоимость КГУ ниже. Во-вторых, кумулятивный эффект от экономии топлива в масштабах всей энергосистемы при использовании КГУ оказывается значительно больше. Когенерация позволяет уйти от прямого сжигания топлива в технологических печах на промышленных предприятиях, снизить потери энергии в электрических и тепловых сетях, заместить выработку электроэнергии на менее экономичных источниках энергосистемы. В результате объем снижения потребления природного газа оказывается гораздо большим, чем от энергоисточников на базе местных видов топлива. Таким образом, когенерация лишь увеличивает долю местных видов топлива в структуре потребления ТЭР!

Для более полной реализации энергосберегающего потенциала когенерации необходим соответствующий уровень электропотребления в стране. Целесообразно увеличивать электроемкость ВВП. В нашей стране этот показатель снижается: за 7 лет – в 1,4 раза. Мировой опыт свидетельствует, что экономический рост невозможен без соответствующего прироста потребления электроэнергии. И в Беларуси для этого прироста имеются все предпосылки. Проводится модернизация предприятий, растет число современных эффективных электропотребляющих технологий. Кроме того, дальнейший уход от перекрестного субсидирования будет сдерживать рост тарифов на электроэнергию для реального сектора экономики. Необходимо более активно применять инструменты тарифного регулирования как дополнительный стимул для роста электропотребления в периоды минимума электрической нагрузки.

Важно понимать, что уровень энергетической безопасности страны обеспечивается не долей местных видов топлива в структуре потребления ТЭР и даже не всем комплексом существующих индикаторов, которые всего лишь выполняют функцию «дорожной карты» укрепления безопасности в топливно-энергетической сфере. Обеспечение энергобезопасности – процесс постоянный, направленный на решение всех системных проблем энергетического сектора Беларуси. Основные из них рассмотрены в данной статье.

 

Сергей МОРОЗОВ,
кандидат экономических наук, главный советник Аппарата Совета Министров Республики Беларусь

 

(Статья поступила в редакцию 30.09.2014 г.)

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Об утверждении Государственной программы строительства в 2011–2015 годах гидроэлектростанций в Республике Беларусь (утв. пост. Совета Министров Республики Беларусь от 17.12.2010 г. № 1838).

2. О внесении изменений в постановление Министерства экономики Республики Беларусь от 30.06.2011 г. № 100 «О тарифах на электрическую энергию, производимую из возобновляемых источников энергии» (утв. пост. Министерства экономики Республики Беларусь от 08.04.2014 г. № 29).

 

Контакты

Беларусь: 220121, г. Минск
а/я 72
Тел.: +375 (17) 385-94-44,
385-96-66

Факс: +375 (17) 392-33-33
Gsm: +375 (29) 385-96-66 (Vel)

Е-mail: energopress@energetika.by
E-mail отдела рекламы:
reklama@energetika.by

© ОДО Энергопресс, 2003—2009. Все права защищены.
Мониторинг состояния сайта
Создание сайта Атлант Телеком