На главную

Статьи, публикации, архив номеров  

«     2018     2017  |   2016  |   2015  |   2014  |   2013  |   2012  |   2011  |   2010  |   2009  |   2008  |   »
«     Январь  |   Февраль  |   Март  |   Апрель  |   Май  |   Июнь  |   Июль  |   Август  |   Сентябрь  |   Октябрь  |   Ноябрь  |   Декабрь     »

Актуально

01.11.2009 Саяно-Шушенская ГЭС: причины и виновники

 

Саяно-Шушенская ГЭС:

причины и виновники

 

Истинная причина катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС (СШГЭС) оставалась загадкой до настоящего времени. Несмотря на наличие нескольких «рабочих» версий, Ростехнадзор неоднократно откладывал предоставление окончательных итогов расследования инцидента. Как выяснилось, не зря. Отчет, занимающий 141 страницу, стал настоящей сенсацией. В нем раскрыты причины аварии, описаны неожиданные подробности ее протекания и названы имена виновников ЧП, унесшего жизни 75 человек.

 

Прежде всего стоит отметить, что разлад в энергосистеме Хакасии начался не утром 17 августа, а несколькими часами ранее, причем не на Саяно-Шушенской ГЭС.

В 20.20 по московскому времени на Братской ГЭС (Иркутская область) сработала пожарная сигнализация. Практически сразу станция оказалась отрезанной от внешнего мира, поскольку вышли из строя все основные и резервные каналы связи. Диспетчеры не могли управлять БГЭС в течение 40 минут. К этому моменту огонь удалось локализовать, однако в течение следующих 11 часов на станции сохранялся аварийный режим.

За то время, пока отсутствовала связь с Братской ГЭС, диспетчеры начали перебрасывать нагрузку на Саяно-Шушенскую станцию. Напомним, что в Сибири всего три ГЭС, способных выполнять регулирующие функции, – Братская, Саяно-Шушенская и Усть-Илимская. Почему роль регулятора перенесли не на последнюю, в акте технического расследования аварии не разъясняется. Известно только, что СШГЭС, до этого обеспечивавшая лишь 20 % регулирования, разом получила 100-процентную нагрузку, поскольку к ней добавили 80 % регулирования основной ГЭС региона – Братской.

В связи с увеличением нагрузки в 23.14 на Саяно-Шушенской ГЭС была запущена турбина № 2, до этого находившаяся в резерве. Незадолго до описываемых событий на станции проходил плановый ремонт гидроагрегатов. Завершился ли он на второй турбине к моменту ее экстренного запуска – из акта Ростехнадзора также не ясно. Спустя 15 минут после запуска турбины № 2 в работу был введен еще один резервный гидроагрегат – десятый. Таким образом, 17 августа в работе находились 9 из 10 турбин ГЭС (все, кроме шестой). Очевидно, что дополнительные нагрузки, свалившиеся на СШГЭС, в несколько раз превысили регулярные. Однако гораздо большую опасность представлял их переменный характер, как раз и послуживший причиной аварии.

Станция находилась в диапазоне мощностей от 4,2 до 3 ГВт, поясняет глава Ростехнадзора Николай Кутьин, т. е. 1,2 ГВт перебрасывали то вверх, то вниз. А такой разброс мощности ставит под угрозу нормальную работу гидроагрегата. В конце концов, вторая турбина не выдержала и разрушилась.

Таким образом, разрушение второго гидроагрегата произошло из-за сильнейшей вибрации – амплитуда колебания турбинного подшипника превысила норму в 4 раза. Из-за вибрации возникла усталость металла в узлах крепления гидроагрегата. В первую очередь это коснулось крышки турбины, где не выдержали крепежные шпильки: в них стали образовываться стремительно увеличивающиеся трещины. В результате крышку сорвало, и верхняя часть гидроагрегата оказалась разгерметизированной. Поток воды хлынул в машинный зал.

В ходе расследования специалистами было установлено, что усталость металла на крепеже достигала 98 %. Кроме того, сам крепеж был установлен с технологическими нарушениями (в частности, на некоторых шпильках отсутствовали гайки). Выяснилось также, что некоторые гидротурбины Саяно-Шушенской ГЭС на момент аварии дорабатывали свои последние дни. Завод-изготовитель установил срок их службы в 30 лет. Срок эксплуатации второй турбины составлял 29 лет и 10 месяцев.

Наряду с техническими выводами Ростехнадзор опубликовал в своем отчете имена людей, халатность, технические и организационные просчеты которых так или иначе послужили причиной аварии. Имена названы не просто известные, а очень громкие. Так, в список попал бывший председатель правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс, утвердивший в 2000 г. акт о приеме Саяно-Шушенской ГЭС в промышленную эксплуатацию. В вину А. Чубайсу ставят также тот факт, что в последующие годы не были выполнены мероприятия по безопасной эксплуатации станции: в частности, не был построен остро необходимый дополнительный водосброс и не были заменены рабочие колеса на гидроагрегатах.

Сам А. Чубайс с выводами Ростехнадзора согласился, признав, что отвечает за все, происходившее в отрасли при нем, но заявил, что в 2000 г. обязан был подписать необходимые документы: «Остановить Саяно-Шушенскую ГЭС в то время, в условиях роста потребления электроэнергии, и годы дожидаться прихода инвестиций для замены рабочих колес гидроагрегатов было бы катастрофой для экономики Сибири и миллионов живущих там граждан».

Имя нынешнего руководителя корпорации «Роснано» находится в «черном» списке Ростехнадзора лишь на третьем месте – до него виновниками ЧП названы действующий замминистра энергетики России Вячеслав Синюгин и генеральный директор ОАО «ТГК-1» Борис Вайнзихер.

В. Синюгин в 2001–2004 гг. являлся заместителем А. Чубайса, а затем руководил ОАО «ГидроОГК» (ныне «РусГидро»). По данным Ростехнадзора, именно он вывел ремонтный персонал из штатного расписания ГЭС, не внеся при этом в договоры ремонта и обслуживания требования о регулярном контроле технического состояния основного оборудования. Кроме того, он также виновен в том, что состояние безопасности на ГЭС не оценивалось реально. В связи с этими событиями российский министр энергетики Сергей Шматко предложил своему заместителю В. Синюгину добровольно уйти в отставку.

Б. Вайнзихер, в 2005–2008 гг. являвшийся техническим директором РАО «ЕЭС России», отвечал за введение в действие стандартов РАО, которые не обеспечили безопасную эксплуатацию ГЭС.

Еще один человек, несущий ответственность за то, что на СШГЭС не были приняты меры по безопасной эксплуатации, – руководитель дивизиона «Юг» компании «РусГидро» Валентин Стафиевский, в течение 23 лет являвшийся главным инженером станции.

Предпоследним в «малом» списке виновников идет председатель Центральной комиссии по приемке в эксплуатацию Саяно-Шушенской ГЭС Анатолий Дьяков, который, несмотря на все недостатки и нарушения, принял ГЭС в эксплуатацию с оценкой «хорошо».

И последнее (но отнюдь не по значимости) имя – бывший министр энергетики РФ Игорь Юсуфов. Ростехнадзор обвиняет его в том, что он не создал механизмов реального государственного контроля и надзора за безопасной эксплуатацией объектов энергетики, а также «не обеспечил разработку и принятие основ государственной политики в области безопасной эксплуатации объектов энергетики, способствовал передаче контрольных функций от государства эксплуатирующим организациям без принятия решений о повышении их ответственности за энергетическую безопасность РФ».

Среди 19 других фамилий – руководители станции и топ-менеджеры «РусГидро». Кроме того, в «черный» список попал и глава «РусГидро» Василий Зубакин. Его обвиняют в пяти нарушениях федерального законодательства, в том числе закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

Последним в списке оказался бывший глава Сибирского управления Ростехнадзора Леонид Баклицкий. На него ложится ответственность за ненадлежащее проведение проверки Саяно-Шушенской ГЭС, которая прошла в июне 2008 г.

На крупнейшей российской ГЭС использовалось не защищенное от влаги и пыли оборудование, не было и необходимых средств индивидуальной защиты. В помещениях, расположенных под машинным залом, не было даже эвакуационных выходов – людям, попавшим в ловушку из воды и бетона, просто некуда было деваться. Да и сам персонал ГЭС оказался не готов к подобному развитию событий и не знал, как себя вести в случае аварии. Началась паника. Все это привело к огромному количеству жертв.

Николай Кутьин рассказал также, что авария на Саяно-Шушенской ГЭС была не единственной в своем роде. Четверть века назад на Нурекской ГЭС в Таджикистане точно так же сорвало шпильки креплений с крышек гидроагрегатов, в результате чего произошла аналогичная авария. Правда, Министерство энергетики СССР тогда засекретило всю информацию – к специалистам, которые теоретически смогли бы предотвратить повторение трагических событий, материалы так и не попали.

О ЧП в Хакасии умалчивать не стали: данные об аварии (хоть и с месячным опозданием) опубликованы для свободного ознакомления. Однако вопросы все равно остаются. Непонятно, какие меры будут предприняты (и будут ли предприняты вообще) в отношении людей, которых считают виновниками трагических событий на СШГЭС. Ведь если их действия останутся без правовой оценки, непонятно, зачем вообще было называть конкретные имена. Неясно также, что произошло на Братской ГЭС. И главное, сколько еще катастроф должно произойти, чтобы чиновники всерьез обеспокоились положением дел на энергообъектах.

 

Ксения ВОЛОШИНА

 

Если бы работа злополучного второго агрегата Саяно-Шушенской ГЭС происходила в заданных условиях завода-изготовителя, он мог бы работать еще 30 лет.

«Но когда сложились технические недостатки и просчеты в системных решениях, дальнейшее было делом железа – когда оно устанет. Ну, вот оно устало 17 августа», – отметил руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) Николай Кутьин в первых числах октября, рассказывая об итогах расследования специальной комиссией причин аварии, произошедшей в августе на Саяно-Шушенской ГЭС и унесшей жизни 75 человек.

 

Контакты

Беларусь: 220121, г. Минск
а/я 72
Тел.: +375 (17) 385-94-44,
385-96-66

Факс: +375 (17) 392-33-33
Gsm: +375 (29) 385-96-66 (Vel)

Е-mail: energopress@energetika.by
E-mail отдела рекламы:
reklama@energetika.by

© ОДО Энергопресс, 2003—2009. Все права защищены.
Мониторинг состояния сайта
Создание сайта Атлант Телеком