На главную

Статьи, публикации, архив номеров  

«     2017     2016  |   2015  |   2014  |   2013  |   2012  |   2011  |   2010  |   2009  |   2008  |
«     Январь  |   Февраль  |   Март  |   Апрель  |   Май  |   Июнь  |   Июль  |   Август  |   Сентябрь  |   Октябрь  |   Ноябрь  |   Декабрь     »

Полемика

01.12.2008 Тупики метрологии: где выход?

 

Тупики метрологии: где выход?

 

Действующая в Беларуси и других странах СНГ законодательная и практическая метрология основана на двух законах: «Об обеспечении единства измерений» и «О техническом регулировании» (в Беларуси – «О техническом нормировании и стандартизации»). Эти законы вместе с тысячами других разъясняющих подзаконных метрологических документов (программ, методик, руководящих документов и т. п.) составляют лабиринт, в котором давно запутались не только потребители средств измерений, но и сами метрологи. О тупиках метрологии, а также поиске выхода из них и пойдет речь ниже.

 

Закон «Об обеспечении единства измерений»

Закон «Об обеспечении единства измерений» (далее – Закон) определяет правовые и организационные основы обеспечения единства измерений и направлен на «защиту прав и законных интересов граждан и государства от последствий неточных и неправильно выполненных измерений» [1]. В ст. 1 Закона приводятся термины и определения, используемые в документе. В частности, единство измерений определяется как «состояние измерений, при котором их результаты выражены в единицах измерений, допущенных к применению в Республике Беларусь, и точность измерений находится в установленных границах с заданной вероятностью», а само измерение – как «совокупность операций, выполняемых для определения значения величины». Таким образом, предметная область, на которую распространяется действие Закона, – это область всевозможных измерений.

Для понимания того, где данная область заканчивается и начинается другая, на которую действие указанного Закона уже не распространяется, чрезвычайно важно дать грамотное и правильное определение понятия измерения. В метрологии стран СНГ основополагающим терминологическим документом является РМГ 29-99 [2], а в Беларуси – его почти эквивалентный аналог СТБ П 8021-2003 [3]. Казалось бы, в целях предотвращения терминологической путаницы и всевозможных спекуляций разумно было бы в Законе привести определение понятия измерения согласно РМГ 29-99 как «совокупность операций по применению технического средства, хранящего единицу физической величины, обеспечивающих нахождение соотношения (в явном или неявном виде) измеряемой величины с ее единицей и получение значения этой величины». Однако разработчиками, рецензентами Закона и лицами, его утвердившими, этого не было сделано (заметим, что разработчики аналогичного закона Российской Федерации избежали подобной ошибки).

Определение понятия измерения, приведенное в Законе, не учитывает такие важнейшие и необходимые характеристики измерения, как: использование технического средства; хранение единицы измерения и сравнение с ней измеряемой величины; нахождение соотношения измеряемой величины с единицей измерения; нахождение значения физической величины. Отсутствие этих ограничений позволяет понимать под измерением любую совокупность операций, в том числе выполняемую без технического средства (например, на глазок), без наличия единицы измерения и сравнения с нею измеряемой величины (например, методом счета на пальцах, на узелках или зарубках) и, наконец, без наличия самой физической величины (например, путем «измерений» психических величин: глупости, злости, веры и т. п.). Под приведенное в Законе понятие измерения подпадают такие явно неизмерительные операции, как подсчет карандашей на столе, клавиш на клавиатуре компьютера или деревьев в лесу: ведь это тоже «совокупность операций, выполняемых для определения значения величины». Очевидно, что маловнятное и бестолковое понятие измерения, приведенное в главном метрологическом документе страны, размывает всю его предметную область и сферу применения Закона в целом.

Это ли не самый первый и самый фундаментальный тупик, начало всех других проблем метрологии, связанных с необоснованным расширительным толкованием понятия измерения и беспредельным применением Закона и его подзаконных актов в сферах деятельности, которые только используют результаты измерений, но измерений не выполняют?! В Законе отсутствуют четко обозначенные границы его действия, что в условиях монопольной деятельности Государственного комитета по стандартизации Республики Беларусь (далее – Госстандарт) создает предпосылки для метрологических злоупотреблений, т. е. предъявления метрологических требований к операциям и устройствам, которые не являются измерениями и средствами измерений (СИ). Эти факты подробно проанализированы в работах [4, 5], посвященных рассмотрению метрологии цифровых измерительных систем и АСКУЭ. Теоретической, законодательной и практической метрологии пора четко определиться с тем, что является измерением, а что им не является, где оно начинается и чем заканчивается, на какую сферу деятельности распространяется действие Закона, а на какую – нет. Не найдя выхода из этого первого и главного тупика, в который метрология сама себя загнала, пытаясь десятилетиями проводить свою экспансию во все пограничные сферы деятельности, нельзя эффективно решать проблему обеспечения единства измерений в современном мире, основой которого становятся информационные цифровые технологии.

В ст. 3 Закона в качестве одного из основных принципов обеспечения единства измерений декларируется принцип «открытости и доступности информации в области обеспечения единства измерений». К сожалению, современная система метрологических документов не является открытой и доступной. Она включает тысячи документов, которые разрабатывались на протяжении десятилетий, в том числе еще во времена СССР, имеют глубокую иерархическую структуру с многочисленными перекрестными ссылками и различную степень актуализации тех или иных ссылочных документов. Получение потребителем набора метрологических документов, полностью характеризующих текущее состояние какой-то достаточно узкой сферы технической деятельности, требует больших затрат времени и средств. Более того, анализ на примере такой области, как измерительные системы, показал, что созданные в ней метрологические документы во многом дублируют и противоречат друг другу, т. е. по существу не решают задач обеспечения единства измерений [6]. Очевиден принцип разработки и указанных документов, названный в народе «латанием тришкиного кафтана».

Государство, требуя от участников хозяйственной деятельности выполнения всех нормативов по обеспечению единства измерений, должно сделать метрологические документы массово доступными и открытыми. Прежде всего, они должны стать доступными через Интернет в цифровом электронном виде (например, в виде pdf-файлов) каждому заинтересованному лицу, причем бесплатно. Вновь создаваемые метрологические документы должны подвергаться тщательному анализу на совместимость с другими связанными документами и не противоречить им. По возможности следует разрабатывать документы с минимальным отсылочным аппаратом: все необходимое для применения документа должно содержаться в его тексте, а не в десятках других отсылочных документов, которые затрудняют понимание и использование базового документа. Иногда при анализе того или иного метрологического документа создается впечатление, что авторы нарочно так его запутали (в том числе с помощью бесконечных отсылок), чтобы его никто не понял. Документы должны быть функционально законченными, логически ясными, а в своей совокупности – составлять систему, а не «дырявый тришкин кафтан».

В ст. 8 Закона прописаны полномочия Госстандарта, в частности «…обеспечивает создание и функционирование системы обеспечения единства измерений в Республике Беларусь… ведет Государственный реестр средств измерений Республики Беларусь (далее – Госреестр)… организует и осуществляет государственный метрологический надзор (под ним подразумевается «деятельность, осуществляемая органами государственной метрологической службы по надзору за выпуском, состоянием и применением средств измерений, за аттестованными методиками измерений, соблюдением метрологических правил и норм» [2])…». Хорошо или плохо осуществляет свою деятельность Госстандарт в области обеспечения единства измерений, в особенности в области приборного учета электроэнергии?

Более чем четырехлетний опыт проведения отраслевых испытаний электронных электросчетчиков для их использования в составе АСКУЭ в энергосистемах и у потребителей показал, что ряд счетчиков отечественных и зарубежных изготовителей, внесенных в установленном порядке в качестве СИ в Госреестр, не соответствует стандартам (об их несоответствии дополнительным повышенным требованиям энергетиков, записанным в отраслевых документах, особый разговор) [7]. Получается, что Госстандарт дал однажды по результатам госприемочных испытаний у производителя или по межгосударственному признанию зарубежного сертификата «добро» на применение того или иного счетчика в области законодательной метрологии (для коммерческого учета электроэнергии), а далее – ушел от выполнения своей функции по надзору за выпуском, состоянием и применением средств измерений. В таком случае государству следует либо освободить Госстандарт от выполнения указанных функций, либо, наоборот, строго спросить с него за их невыполнение! Примечательно, что даже в положении о Госреестре [8] Госстандарт не предусмотрел основания исключения СИ из Госреестра по причине их несоответствия тем же нормативным документам, по которым они были включены в него.

На деле указанные функции Госстандарта и его институтов по обеспечению метрологического и иного контроля в процессе создания и эксплуатации приборов и систем учета электроэнергии взяла на себя энергетическая отрасль. Уже четыре года в Беларуси работает отлаженная система отраслевых испытаний с отбором качественных приборов учета и формированием в дополнение к Госреестру ограничительного Отраслевого рекомендуемого перечня средств коммерческого учета электроэнергии для целей применения в составе АСКУЭ (далее – Перечень) [9–12]. Госстандарт с большой неохотой пошел на признание этого Перечня, так как усмотрел в нем угрозу своей монополии. С другой стороны, если бы Госстандарт и его институты реально и в полном объеме выполняли предписанные им функции, возможно, не пришлось бы в какой-то мере дублировать их работу.

Справедливости ради следует отметить, что в системном плане Госстандарт не готов выполнять ту работу, которую проводит энергетическая отрасль в сфере развития современного приборного учета электроэнергии. Потребовалось разработать новую концепцию этого учета [13, 14], сформулировать систему новых правил и требований, которые по своему объему превышают требования стандартов, но соответствуют современным информационным цифровым технологиям и потребностям электроэнергетики [15], создать систему широкомасштабных испытаний и привести ее в действие. На этом пути хотелось бы найти понимание и поддержку Госстандарта, а не его консервативное противодействие. Пока же процесс поиска компромисса идет с трудом. В первую очередь – из-за базовых терминологических разногласий, включая понимание того, что является измерением и СИ, а что таковыми не является. Заметим, что за терминологическими разногласиями часто скрывается не поиск истины, а ведомственные интересы.

В ст. 13 Закона устанавливается, что «средства измерений, предназначенные для применения в сфере законодательной метрологии, подлежат утверждению типа средств измерений или метрологической аттестации средств измерений». СТБ 8004-93 [16] развивает и детализирует эти положения, определяя, что метрологической аттестации подвергаются СИ, не подлежащие государственным испытаниям по СТБ 8001-93 [17]. В частности, к таким СИ относят единичные экземпляры СИ, метрологические характеристики которых нормируются индивидуально в условиях эксплуатации.

Определяя СИ как «техническое средство, используемое при измерениях и имеющее нормированные метрологические свойства (характеристики)», СТБ 8004 искажает истинный смысл этого понятия, раскрытый, например, в РМГ 29-99. В частности, в определении отсутствует такой важный классифицирующий признак, как «… воспроизводящее и (или) хранящее единицу физической величины, размер которой принимают неизменным (в пределах установленной погрешности) в течение известного интервала времени» [2]. Другими словами, следуя определению РМГ 29-99, если техническое средство не воспроизводит или не хранит единицу измерения, то оно не может быть отнесено к СИ. Согласно же СТБ 8004 указанное свойство не является существенным для определения СИ. Кажется, мелочь, но как глобально она меняет содержание и объем понятия! Такими терминологическими нестыковками и противоречиями пропитана вся метрологическая литература, что подробно показано в [6].

Парадоксально, но факт: метрология, определяемая как «наука об измерениях, методах и средствах обеспечения их единства и способах достижения требуемой точности» [2], в своих же метрологических документах сплошь и рядом нарушает точность и правильность определения метрологических понятий. Каждый очередной разработчик того или иного документа в той или иной мере осознанно или неосознанно искажает общепринятые определения метрологических понятий, стыдливо объясняя при случае, что это требуется в целях конкретного документа. Но если в одном документе давать одно определение понятию измерения или средства измерений, а в другом – другое, то что же тогда следует ожидать от метрологии как науки в целом? Известно, что наука всегда должна быть одна и та же: и на Северном полюсе, и в Африке! Как дважды два четыре, так и понятия измерений и СИ должны быть одними и теми же везде и для всех, независимо от того, нравится это кому-то или нет! Все понятия метрологии должны строиться как научные определения со свойствами необходимости и достаточности, с обеспечением баланса между содержанием и объемом каждого понятия.

В СТБ 8004 дается расшифровка того, что относится к СИ. В частности, к СИ помимо измерительных приборов, мер, измерительных установок и преобразователей документ относит измерительные системы в различных их разновидностях (измерительные информационные системы, измерительные контролирующие системы и др.). Возможно, такое отнесение измерительных систем к СИ было справедливо в прошлом, когда эти системы строились из индивидуальных узкоспециализированных блоков с аналоговой обработкой сигналов. Но нынешние технологии измерительных систем во многом основаны на универсальной микропроцессорной технике с цифровой программной обработкой результатов измерений, представляемых не в аналоговой (в виде сигналов или стрелочных и других аналоговых отсчетов), а в цифровой форме, т. е. в виде чисел позиционной системы счисления известной значности или точности. В таких измерительных системах процессы измерений сосредоточены только на их нижних уровнях и составляют малую долю от всей совокупности системных операций. Говорить в указанных случаях о том, что система целиком относится к СИ, по меньшей мере, странно. Относить к СИ ее отдельные части – да, но другие части, не выполняющие измерения, а только цифровую обработку и иные цифровые операции, а также систему в целом, – нет!

Реалии информационных цифровых технологий бросают вызов той метрологии, истоки которой теряются еще в каменном веке. Казалось бы, современная метрология должна принять этот вызов и адекватно на него ответить. Но пока, к сожалению, этого не происходит. Инерция и консерватизм метрологов берут верх. Но метрология должна адаптироваться к сегодняшним реалиям и воспринять те новые требования, которые упорно стучатся в ее дверь. Работы [4–6, 18, 19] уже заложили тот прогрессивный подход, который может эффективно использоваться, в частности, при решении задач аттестации цифровых измерительных систем и АСКУЭ. Но при этом метрологам придется пересмотреть те многочисленные устаревшие документы, включая СТБ 8004, которые этому мешают, а не цепляться за них, как утопающий за соломинку.

Создание современных цифровых измерительных систем, включая цифровые АСКУЭ, основано, как правило, на широком использовании типовых СИ (например, измерительных трансформаторов, электронных электросчетчиков), которые стандартным образом объединяются в системы. При этом отпадает необходимость разработки индивидуальных методик измерений и индивидуальных программ и методик аттестации таких систем. Для экономии народнохозяйственных средств в данных случаях целесообразно переходить на использование типовых программ и методик. Но опять же – этому препятствуют устаревшие метрологические документы и психологическая инерция самих метрологов, а возможно, и более прозаичные материальные соображения. Тот же СТБ 8004, рассматривая подлежащую метрологической аттестации измерительную систему как систему единичную и индивидуальную, требует для ее аттестации индивидуальную программу и методику. Хотя ничто не препятствует для ее аттестации применить типовую программу и методику аттестации цифровых АСКУЭ: ведь все эти системы отличаются друг от друга не принципами и алгоритмами построения, а только количеством используемых тех или иных типовых СИ и технических средств неизмерительного назначения [18].

Выше описаны тупиковые подходы современной метрологии на примере анализа белорусских метрологических документов. Но те же самые проблемы-близнецы характерны для метрологии всех стран СНГ, включая Россию и Украину [6]. Чего стоит, к примеру, российский стандарт по измерительным системам, требующий утверждения типа СИ на каждую индивидуальную систему [20]!? Вот что об этом говорит один из российских метрологов, представитель предприятия «Краснодарэлектросеть» В. Ковалев:

«В настоящее время нормативно-правовая база требует от нас проведения процедуры испытания с целью утверждения типа СИ для каждого вводимого в эксплуатацию образца АИИС КУЭ (которая и так внесена производителем в Госреестр СИ РФ). Эта дублирующая процедура стоит огромных финансовых средств, сопоставимых со стоимостью самой системы, которые идут не на развитие энергетики, а на процветание Госстандарта и содержание его сотрудников. При этом сдерживается внедрение самой АИИС КУЭ, поскольку не каждая энергокомпания способна пойти на такие затраты. Считаю необходимым также отметить, что и сам подход к АИИС КУЭ как к измерительной системе уже давно устарел. Следует различать измерительную часть (в которой происходит измерение физической величины) и ту часть системы, где происходят хранение ее цифрового значения и вычислительные процессы над ней.

Такой подход существенно упростил бы и удешевил процесс поверки системы, переведя его к заявительному принципу при наличии свидетельства о поверке на составные части измерительного комплекса… Подобные меры давно обсуждаются в периодической печати, и даже предпринималась попытка изменить эту ситуацию с помощью коллективного обращения метрологов России в 2000 г., когда более 200 метрологов крупных энергетических компаний обратились к заместителю председателя Госстандарта России с предложениями по упрощению процедур в отношении АИИС КУЭ. Однако данные предложения были категорически отклонены» [21].

Комментарии, как говорится, излишни. Итак, рассмотренные проблемы в метрологии носят не национальный или территориальный, а всеобщий характер, и их необходимо неотлагательно решать. Госстандарт вместе со своими институтами должен представить на суд научно-технической общественности страны развернутую программу выхода из метрологических тупиков и защитить ее. До сих пор же метрологи, будучи монополистами, избегали публичных дискуссий и обсуждений, принимая важные для страны решения в узком кругу и игнорируя предложения и запросы организаций и физических лиц. С такой порочной практикой необходимо кончать, а государству пора обратить пристальное внимание на дееспособность и эффективность работы своего метрологического органа.

Но перейдем к анализу тупиков в другом законе, который сравнительно недавно был принят под давлением мирового рынка в странах СНГ, включая Беларусь. Этот закон в большинстве стран мира, в том числе в России и Казахстане, называется «О техническом регулировании», а у нас он почему-то назван Законом «О техническом нормировании и стандартизации».

 

Закон «О техническом нормировании и стандартизации»

Данный Закон «определяет правовые и организационные основы технического нормирования и стандартизации и направлен на обеспечение единой государственной политики в этой области» [22]. Закон вводит в оборот новый набор технических нормативных правовых актов (ТНПА): технические регламенты (ТР), технические кодексы установившейся практики (ТКП), технические условия (ТУ) и стандарты. Последние подразделяются на стандарты организации (СТО), в частности, предприятия (СТП), государственные стандарты Республики Беларусь (СТБ), межгосударственные и международные стандарты. С вводом Закона в действие должны постепенно исчезнуть, точнее, быть заменены документами по новым формам все прежние метрологические документы, выполненные в формах РД, МИ, РМГ, инструкций, методик, программ и т. п. Нынешняя практика такой замены в Беларуси заключается в том, что эти документы переводятся, как правило, в форму ТКП.

Главное правовое нововведение Закона – это обязательность и всеобщность применения ТР и добровольность применения СТБ. Последнее условие о добровольности государственных стандартов является новым и непривычным, поскольку до этого такие стандарты имели безусловный статус обязательного и всеобщего исполнения. Сейчас такой статус сохранен только за ТР, поскольку их главная цель – обеспечение для потребителей безопасности товаров и услуг.

В рыночной экономике считается, что государство должно до минимума ограничить свою регулирующую функцию в хозяйственной деятельности субъектов рынка, а исполнение государственных требований должно строиться сугубо на добровольной основе. Подразумевается, что рынок сам все урегулирует, и в процессе конкуренции изделия или услуги, которые не соответствуют ряду стандартов, включая государственные, сами по себе исчезнут (справедливость или порочность данной концепции здесь не обсуждается).

Функцией утверждения ТР обладает только Совет Министров Республики Беларусь, а Госстандарт утверждает ТКП, СТБ и ТУ. Согласно ст. 20 Закона, «если в техническом регламенте дана ссылка на государственный стандарт, то требования этого государственного стандарта становятся обязательными для соблюдения». Требования к ТКП изложены в ст. 18, где сказано, что «технические кодексы разрабатываются с целью реализации требований технических регламентов…». Правовой статус ТКП, как это ни парадоксально, разработчики Закона «забыли» установить. Видимо, по умолчанию они полагали, что раз ТКП разрабатываются для детализации ТР, то автоматически и на них распространяется требование обязательности ТР. Но, во-первых, каждый может трактовать молчание документа в свою пользу, а во-вторых, практика такова, что ТКП по метрологии сейчас разрабатываются без всяких предшествующих им ТР. Как результат – правовой статус всех этих новых-старых метрологических документов остается полностью неопределенным! Это ли не тупик?

Само по себе появление рассматриваемого Закона входит в определенное противоречие с Законом «Об обеспечении единства измерений». Первый закон устанавливает для СТБ добровольный статус, а второй закон требует не только для СТБ, но и для всех других метрологических документов обязательного исполнения. Противоречия были бы сняты только при обязательности всех метрологических СТБ и ТКП (например, через их связь с соответствующими ТР, которые отсутствуют и, скорее всего, не появятся, так как далеко не все метрологические вопросы могут быть оправданы безопасностью, для обеспечения которой разрабатываются соответствующие ТР). Итак, чему же должен верить потребитель? Вопрос открыт, хотя потребитель и Госстандарт находятся в очередном тупике.

 

Вместо заключения

Обычно в конце статьи следует делать выводы. Но все выводы уже сделаны в тексте, и нет нужды их повторять. Остается отметить одно: современная метрология и ее институты как в Беларуси, так и в других странах СНГ находятся в системном кризисе, вызванном их отставанием от тех революционных изменений в технологии измерений и их последующей цифровой обработке, которые произошли в мире за последние 10–15 лет. Метрологам следует критически переосмыслить свои цели и задачи в этом новом, меняющемся цифровом мире и не пытаться «подмять» под себя все бесконечное множество цифровых операций, утверждая и на них свой монополизм.

Как говорит библейская мудрость, «отдай Богу богово, а кесарю – кесарево». Метрология должна заниматься измерениями, а вся последующая обработка цифровых результатов измерений должна быть отдана потребителям этих результатов. Что и как им делать с цифровыми результатами измерений – их право и воля. Собственно, ради этого и был принят в различных странах закон «О техническом регулировании». Пора начать его выполнять.

 

Аркадий ГУРТОВЦЕВ, кандидат технических наук

 

Литература

1. Закон Республики Беларусь от 20 июля 2006 г. № 163-З «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об обеспечении единства измерений».

2. РМГ 29-99. Рекомендации по межгосударственной стандартизации. Государственная система обеспечения единства измерений. Метрология. Основные термины и определения.

3. СТБ П 8021-2003. Предварительный государственный стандарт Республики Беларусь. Система обеспечения единства измерений Республики Беларусь. Метрология. Основные термины и определения.

4. Гуртовцев А. Л. Метрология цифровых АСКУЭ и границы метрологической экспансии // Энергетика и ТЭК. – 2006. – № 5.

5. Гуртовцев А. Л. Измерительные системы: где кончается измерение? // Энергетика и ТЭК. – 2008. – № 2.

6. Гуртовцев А. Л. Метрология цифровых измерений. – СТА, № 1, 2, 2008.

7. Гуртовцев А. Л., Бордаев В. В., Чижонок В. И. Электронные счетчики. Результаты отраслевых испытаний // Энергетика и ТЭК. – 2005. – № 4, 5.

8. РД РБ 50-8105-93. Руководящий документ Республики Беларусь. Система обеспечения единства измерений Республики Беларусь. Положение о государственном реестре средств измерений.

9. Положение «Об отраслевом рекомендуемом перечне средств коммерческого учета электрической энергии» // Энергетика и ТЭК. – 2005. – № 7.

10. Отраслевой рекомендуемый перечень средств коммерческого учета электроэнергии для целей применения в составе АСКУЭ. Редакция № 1 // Энергетика и ТЭК. – 2006. – № 2.

11. Отраслевой рекомендуемый перечень средств коммерческого учета электроэнергии для целей применения в составе АСКУЭ. Редакция № 2 // Энергетика и ТЭК. – 2006. – № 6.

12. Отраслевой рекомендуемый перечень средств коммерческого учета электроэнергии для целей применения в составе АСКУЭ. Редакция № 3 // Энергетика и ТЭК. – 2007. – № 7/8.

13. Гуртовцев А. Л., Забелло Е. П. Приборный учет электрической энергии. Система новых взглядов // Энергетика и ТЭК. – 2003. – № 3, 4.

14. Концепция приборного учета электрической энергии в Республике Беларусь // Энергетика и ТЭК. – 2005. – № 12. – 2006. – № 1.

15. Правила организации приборного учета электрической энергии в Республике Беларусь // Энергетика и ТЭК. – 2004. – № 7, 9–12. – 2005. – № 1.

16. СТБ 8004-93. Система обеспечения единства измерений Республики Беларусь. Метрологическая аттестация средств измерений.

17. СТБ 8001-93. Система обеспечения единства измерений Республики Беларусь. Государственные испытания средств измерений. Основные положения. Организация и порядок проведения.

18. Гуртовцев А. Л. Аттестация цифровых АСКУЭ: какой ей должно быть? // Энергетика и ТЭК. – 2008. – № 6.

19. Метрология. Основные термины в электроэнергетике. Дополнения к РМГ 29-99 (утверждены решением Электроэнергетического Совета СНГ, протокол № 33 от 23 мая 2008 г.). Электронный ресурс: www.news.elteh.ru.

20. ГОСТ Р 8.596-2002.ГСИ. Метрологическое обеспечение измерительных систем. Основные положения.

21. Журавлев В. Дивноморское продолжает работу // Новости электротехники. – 2008. – № 3.

22. Закон Республики Беларусь от 5 января 2004 г. № 262-З «О техническом нормировании и стандартизации».

 

Контакты

Беларусь: 220121, г. Минск
а/я 72
Тел.: +375 (17) 385-94-44,
385-96-66

Факс: +375 (17) 392-33-33
Gsm: +375 (29) 385-96-66 (Vel)

Е-mail: energopress@energetika.by
E-mail отдела рекламы:
reklama@energetika.by

© ОДО Энергопресс, 2003—2009. Все права защищены.
Мониторинг состояния сайта
Создание сайта Атлант Телеком