На главную

Нужна ли Беларуси АЭС? Экономическая оценка строительства и эксплуатации атомной электростанции в Беларуси. Мировой опыт использования атомной энергии. Воздействие на окружающую среду. Последствия аварии на Чернобыльской АЭС для Беларуси. Ядерные отходы  

«     2011     2010  |   2009  |   2008  |   »

01.11.2009 Критические замечания к «Заявлению о возможном воздействии на окружающую среду белорусской АЭС (предварительный отчет об ОВОС белорусской АЭС)»

Критические замечания к «Заявлению о возможном воздействии на окружающую среду белорусской АЭС (предварительный отчет об ОВОС белорусской АЭС)»

ВВЕДЕНИЕ

Данная работа показывает, что подготовленные ПНИРУП «БелНИПИэнергопром» материалы «Заявления о возможном воздействии на окружающую среду Белорусской АЭС» (далее – ОВОС) не содержат действительно независимой оценки воздействия, а фактически являются некритическим воспроизведением рекламных материалов российской атомной промышленности.

Отсутствие полной и беспристрастной научной оценки воздействия строительства, эксплуатации, возможных аварий и происшествий, а также снятия с эксплуатации АЭС в материалах ОВОС не позволяет использовать эти материалы для проведения общественного обсуждения и, в частности, общественных слушаний.

Разработчики не смогли обеспечить предоставление в материалах ОВОС своевременной, полной и достоверной информации о планируемой деятельности и ее воздействии на окружающую среду и здоровье людей. Сведения об основных характеристиках проектного решения, в том числе по потребляемым природным ресурсам, объемам отходов, физическим параметрам, используемой технологии неполны и зачастую недостоверны.

Наиболее серьезной проблемой является то, что выбросы радионуклидов при возможных авариях занижены в сотни и даже тысячи раз. Размеры территории, которая может оказаться под воздействием как безаварийно работающей АЭС, так и аварийных выбросов, определены некорректно. Как следствие, не предусмотрены мероприятия по защите населения и минимизации последствий возможных аварий.

Полностью отсутствует оценка воздействия снятия АЭС с эксплуатации. Авторы ОВОС дезинформируют общественность относительно возможного обращения с отработавшим ядерным топливом, игнорируют данные об опасности для здоровья регулярных «разрешенных» выбросов и сбросов радионуклидов. Воздействие градирен на окружающую среду и здоровье людей не учтено.

Характеристика потенциальных факторов воздействия планируемой деятельности на окружающую среду неполная, и описания связанных с ними возможных последствий занижены.

В материалах ОВОС нет описания ни технологии обращения с радиоактивными отходами (РАО), ни воздействия возможных аварий при обращении с РАО на окружающую среду и здоровье, ни воздействия хранилищ и могильников отходов.

Сравнение с другими вариантами достижения цели проведено некорректно, в результате этого необоснованно отвергнуты менее опасные и менее затратные альтернативы.

Это дезинформирует как общественность, так и лиц, принимающих решения. Данный ОВОС должен быть отозван заказчиком. Общественное обсуждение на его основе должно быть прекращено.

Если будет проведена беспристрастная оценка воздействия всех аспектов влияния АЭС на окружающую среду и здоровье людей, станет ясно, что от опасного проекта следует отказаться, что единственное взаимоприемлемое для заказчика и общественности решение, способное предотвратить неблагоприятное воздействие на окружающую среду, – отказ от деятельности по сооружению АЭС.

 

ВЫБРОСЫ ПРИ АВАРИЯХ СУЩЕСТВЕННО ЗАНИЖЕНЫ

 

Выбросы при запроектных авариях

Оценка выбросов радиоактивных веществ при так называемых запроектных авариях занижена по крайней мере в десять раз по сравнению с мировой практикой оценки воздействия на окружающую среду АЭС и более чем в 320 раз – по сравнению с выбросами уже случившейся аварии на аналогичном реакторе.

Сравнение выбросов при запроектных авариях на АЭС с реакторами типа «реактор с водой под давлением», ВВЭР различных модификаций правомерно в силу общих физических принципов работы реактора, сходного состава топлива и радиоактивных отходов. Поэтому для сравнения мы взяли данные ОВОС АЭС Финляндии и Литвы (оба за 2008 г.) и данные об аварии, произошедшей на схожем реакторе в США в 1979 г.

На с. 102 ОВОС указывается, что при запроектной (тяжелой) аварии выброс изотопов составит: йод-131 – 1014 Бк, цезий-137 – 1013 Бк. На с. 112 приводятся другие цифры, говорится, что при наиболее тяжелой запроектной аварии выброс радионуклидов в окружающую среду составит 1,6•1016 Бк, из них йод-131 – 4,1•1014 Бк, цезий-137 – 1,7•1013 Бк (сам факт, что в одном документе авторы приводят разные цифры для одной и той же аварии, говорит об их небрежности).

Для сравнения, в ОВОС АЭС «Фенновойма» (Fennovoima, Хельсинки, октябрь 2008, ISBN 978-952-5756-05-0) на с. 24 говорится, что Финляндия предполагает, что эмиссия цезия-137 при модельной аварии составит 1014 Бк – это в 10 раз больше, чем в ОВОС белорусской АЭС. Такой сценарий аварии установлен правительством Финляндии (Решение 395/1991) с целью не дать представителям атомной промышленности приуменьшить последствия запроектных аварий АЭС. АЭС «Фенновойма» приводит оценку возможных аварий на АЭС с реакторами того же типа (реактор с водой под давлением) и аналогичной мощности, что и реакторы белорусской АЭС.

В ОВОС АЭС «Висагинас» (Литва, август 2008 г.) на с. 509 для оценки воздействия на окружающую среду используется предел по выбросам радиоактивных материалов в результате тяжелой аварии (100 ТБк Cs-137), что соответ­ствует финской оценке.

Реальная авария на реакторе, схожем с ВВЭР, произошедшая на АЭС «Три Майл Айленд» в США в 1979 г., привела к выбросу в окружающую среду около 4,81017 Бк радионуклидов. Это в 320 раз больше, чем указано на с. 112 ОВОС БелАЭС для «наиболее тяжелой запроектной аварии». Следует учесть, что авария 1979 г. не может быть отнесена к «наиболее тяжелой запроектной аварии», т. к. реактор и основные системы АЭС все же не были разрушены.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о существенном занижении возможного выброса белорусской АЭС при тяжелой запроектной аварии.

 

Выбросы при максимальной проектной аварии

Выбросы при максимальной проектной аварии занижены по крайней мере в четыре тысячи раз.

На с. 97 утверждается, что выброс радионуклидов в окружающую среду при максимальной проектной аварии на реакторе ВВЭР составит 1,1•1014 Бк, из них йод-131 – 4,7•1011 Бк, цезий-137 – 2,7•1010 Бк.

Эти данные очень сильно занижены. Так, для аварии на аналогичном по типу (реактор с водой под давлением) и мощности реакторе на АЭС «Три Майл Айленд» в США в 1979 г. общий выброс радионуклидов оценивается 4,8•1017. Этот выброс в более чем 4 тысячи раз больше, чем указано в ОВОС БелАЭС, хотя авария на АЭС «Три Майл Айленд» была менее масштабная, чем максимальная проектная авария, т. к. целостность первого контура нарушена не была.

Для более наглядного доказательства занижения воздействия на окружающую среду и здоровье людей последствий возможных аварий соберем разные данные в одну таблицу.

 

Таблица 1

Выбросы радионуклидов в окружающую среду, Бк

 

Общий выброс

Йод-131

Цезий-137

ЗПА, ОВОС БелАЭС, с. 102

1014

1013

ЗПА, ОВОС БелАЭС, с. 112

1,5•1015

4,1•1014

1,7•1013

ЗПА, ОВОС АЭС «Фенновойма«

1014

ЗПА, ОВОС АЭС «Висагинас«

1014

МПА, ОВОС БелАЭС, с. 97

1,1•1014

4,7•1011

2,7•1010

Авария на АЭС «ТМА», США, 1979 г.

4,8•1017

7,4•1011

Авария на «Маяке», СССР, 1957 г.

7,4•1017

1,3•1014

Авария на СХК, Россия, 1993 г.

1,9…2,1•1013

 

РАЗМЕРЫ ЗОНЫ ВОЗМОЖНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ И ДОЗОВЫЕ НАГРУЗКИ СУЩЕСТВЕННО ЗАНИЖЕНЫ. МЕРОПРИЯТИЯ ПО ЗАЩИТЕ НАСЕЛЕНИЯ НЕ ПРЕДУСМОТРЕНЫ

Следствие занижения масштабов аварий – утверждения об отсутствии необходимости планирования экстренной эвакуации, отселения, йодной профилактики и других мер по защите населения. Занижение в четыре тысячи раз возможных выбросов радионуклидов при максимальной проектной аварии и занижение в 10–320 раз возможных выбросов при тяжелой запроектной аварии дает возможность разработчикам ОВОС значительно занизить оценку воздействия такой аварий на окружающую среду и здоровье людей.

Вывод о том, что «в случае МПА необходимость в проведении защитных мероприятий отсутствует, т. к. рассчитанные прогнозируемые дозы облучения не превышают критериев для проведения защитных мероприятий» (с. 97), не обоснован.

Авторы ОВОС или сознательно, или в силу низкой квалификации занизили на несколько порядков количество возможных выбросов радиоактивности и в значительной степени уменьшили величины возможных доз, которые получит население в случае запроектной аварии. Фактически в документе не рассмотрена должным образом возможность реальной аварии и не описаны необходимые меры реагирования в этом случае.

Из-за занижения в сотни и тысячи раз вероятных аварийных выбросов АЭС проектировщики делают необоснованный вывод об отсутствии необходимости планирования мероприятий по экстренной эвакуации и по защите населения. Так, на с. 39 говорится: «расчетное значение радиуса зоны планирования мероприятий по экстренной эвакуации населения при тяжелой аварии не превышает 800 м, что указывает на отсутствие практической необходимости в таком мероприятии, поскольку эта зона внутри территории АЭС». Известно, что при тяжелых авариях эвакуация населения необходима из мест, удаленных на расстояние в десятки километров от места аварии.

Утверждение об отсутствии необходимости эвакуации и отселения при авариях может привести к неготовности соответствующих служб, отсутствию необходимых сил и средств в случае крупной аварии, когда эвакуация будет неизбежна.

На с. 115 говорится, что некие неуказанные «Международные нормативные документы» выделяют следующие зоны аварийного планирования мер по защите населения и их размеры:

– зона предупредительных защитных мер (3–5 км);

– зона срочных защитных мер (20 км) – зона вокруг АЭC;

– зона ограничения потребления продуктов питания (300 км).

Это противоречит международной практике. Например, в ОВОС АЭС «Фенновойма» (Fennovoima, Хельсинки, октябрь 2008, ISBN 978-952-5756-05-0) на с. 24 говорится: «Воздействие серьезных аварий на АЭС возможно на расстоянии до 1 000 км. Краткосрочные ограничения не более чем на несколько недель могут быть необходимы на расстоянии до 1 000 км от площадки АЭС. […] Для ограничения дозы на щитовидную железу дети должны будут в соответствии с рекомендациями властей принимать йодные таблетки на расстоянии до 100 км от места аварии».

Из-за необоснованного занижения последствий возможных аварий в материалах ОВОС не содержится даже упоминания о необходимости йодной профилактики. Это может снова, как в 1986 г., привести к отсутствию йодных препаратов и команды к их применению в зоне возможного поражения.

Цифры, содержащиеся в ОВОС, формально отвечают действующей нормативной документации, касающейся удаленности АЭС от населенных пунктов. Но Чернобыль был удален от АЭС на 16 км, тем не менее в результате радиоактивного загрязнения потребовалась эвакуация и его населения, и г. Припяти. Частично или полностью были эвакуированы населенные пункты, находящиеся на расстоянии до 50–60 км и более от ЧАЭС. В данном случае строительство АЭС запланировано в районе, включающем в себя довольно крупные населенные пункты, существование которых почему-то не отражено в таблице «Характеристика условий строительства на конкурентных площадках«: Ошмяны, Сморгонь, Лынтупы, Швенченис, Швенченеляй, Пабраде, Нарочь и т. д. При аварии, подобной чернобыльской катастрофе, эти населенные пункты могут попасть в зону отселения. Так же, как и полумиллионный Вильнюс.

Без рассмотрения последствий не только максимальной проектной аварии, но и аварии с разрушением реактора при неблагоприятном сочетании факторов вопросы радиационной безопасности в ОВОС не отражены. Расчет последствий запроектных аварий не учитывает возможность пространственного экологического распространения радионуклидов в компонентах ландшафта, как это случилось в Чернобыле, и значительного атмосферного переноса нуклидов.

 

ЗАНИЖЕНА ОЦЕНКА ВОЗДЕЙСТВИЯ ЗАПРОЕКТНОЙ АВАРИИ НА ЛИТВУ. ОТСУТСТВУЕТ ОЦЕНКА ВОЗДЕЙСТВИЯ ЗАПРОЕКТНОЙ АВАРИИ НА БЕЛАРУСЬ

Занижение в десятки, а то и в сотни раз объемов выбросов радионуклидов при запроектной аварии привело к существенному занижению оценки последствий такой аварии для Литвы. Почему отсутствует оценка последствий запроектной аварии для территории Беларуси – не ясно.

Пункт 5.1.2 (с. 103) «Анализ результатов моделирования» содержит неадекватную информацию. В случае запроектной аварии, по мнению авторов, «уровень загрязнения территории Литовской Республики цезием-137 не превысит 19 кБк/м2 (0,5 Ки/км2), при этом площадь загрязнения составит 4,1 км2». Известно, что реальные цифры загрязнения могут достигать значений на несколько порядков выше. Так, на расстоянии свыше 200 км от Чернобыльской АЭС есть территории, загрязнение цезием-137 которых составляет более 40 Ки/км2. Абсурдность предполагаемой площади загрязнения комментировать вообще не стоит.

Загрязнение территории Беларуси свыше 37 кБк/м2 по цезию-137 составило 23 % от всей площади республики. Эта величина для Украины составляет 5 %, России – 0,6 %. Авторы полностью игнорируют печальный опыт Чернобыльской катастрофы. Видимо, сознательно, т. к. трудно предположить, что он им не известен.

Следует отметить, что документ не содержит вовсе описания последствий запроектной аварии на белорусской территории.

 

ВЫБОР РОССИЙСКОГО ПРОЕКТА «АЭС-2006» НЕ ОБОСНОВАН

Разработчики ОВОС не приводят данных о проблемах на АЭС с реакторами российской постройки и некритически относятся к рекламным продуктам российской атомной промышленности.

Вся оценка воздействия сделана для российского проекта «АЭС-2006» с реакторами типа ВВЭР-1200. На с. 35 утверждается, что для белорусской АЭС принят российский проект «АЭС-2006».

Не указано, кем, когда, на основании каких данных выбран этот проект. В материалах ОВОС содержатся выдержки из рекламных материалов российских производителей реакторов. К ним относятся с непонятным доверием, критическая оценка отсутствует.

Далее в ОВОС говорится: «ближайший прототип проекта «АЭС-2006» сдан в коммерческую эксплуатацию в 2007 г. в Китае (2 энергоблока)». Это означает, что у данного типа реакторов нет длительного доказанного опыта эксплуатации.

Разработчиками ОВОС не упоминается, что во время сооружения АЭС у китайской стороны неоднократно возникали претензии по качеству материалов и оборудования (что привело к задержке сдачи АЭС в эксплуатацию) и что в течение первого года эксплуатации реакторы пришлось остановить для ремонта.

Не приводится и мнение российского надзорного органа о качестве проектов и качестве конструирования, управления и эксплуатации АЭС России. Ростехнадзор из года в год констатирует большое количество подлежащих учету «происшествий» на АЭС России. Например, в отчете Ростехнадзора за 2007 г. сообщается, что «на атомных станциях произошло 47 нарушений в работе, подлежащих учету в соответствии с Положением о порядке расследования и учета нарушений в работе атомных станций, что на пять нарушений больше, чем в 2006 г. […] Наибольшее количество нарушений в работе АЭС в 2007 г. вызвано такими коренными причинами, как недостатки управления, недостатки в организации эксплуатации, а также недостатки конструирования».

Для примера ненадежности АЭС приведем сведения о двух недавних происшествиях на Калининской АЭС. По сообщению «РосБизнесКонсалтинга», энергоблок № 2 Калининской АЭС был остановлен 1 сентября на краткосрочный ремонт ориентировочно до 6 сентября. Остановка реактора произошла ввиду выявленных дефектов… после окончания капитального ремонта и пуска блока 26 августа. Сайт АЭС сообщает, что 12 сентября в 10.00 действием автоматической защиты остановлен энергоблок № 3 Калининской АЭС. Частые остановки реакторов АЭС приводят к повышению вероятности серьезной аварии.

 

ОТСУТСТВУЕТ ОЦЕНКА ВОЗДЕЙСТВИЯ СНЯТИЯ АЭС С ЭКСПЛУАТАЦИИ

В ОВОС отсутствует оценка воздействия неизбежного этапа жизни АЭС – снятия с эксплуатации. Это дорогой и опасный процесс, при котором образуется большое количество радиоактивных отходов, возможны аварии и существенное воздействие на окружающую среду.

В ОВОС снятие АЭС с эксплуатации лишь упоминается на с. 92 и на с. 106, причем всего в восьми строках абсолютно одинакового текста, но в разных разделах.

В ОВОС отсутствует информация о деталях снятия АЭС с эксплуатации: кто и за счет каких средств будет осуществлять этот процесс, а также кто и за счет каких средств будет при этом обеспечивать безопасность, каково воздействие данного процесса на окружающую среду и здоровье людей.

Не указано, каким образом будет проводиться демонтаж станции, какая будет использована при этом технология, куда будут помещены сотни тысяч тонн радиоактивных конструкций. В соответствии со швейцарскими оценками количество отходов снятия с эксплуатации одного реактора ВВЭР-1200 составит около 10 тыс. м3. Какое влияние на окружающую среду и здоровье населения будут оказывать эти манипуляции и т. д.?

Это делает невозможным оценку воздействия данного этапа на окружающую среду. А именно эта проблема через несколько десятков лет будет являться основной и весьма острой.

 

АВТОРЫ ОВОС ДЕЗИНФОРМИРУЮТ ОБЩЕСТВЕнНОСТЬ ОТНОСИТЕЛЬНО НАИБОЛЕЕ ОПАСНЫХ ОТХОДОВ АЭС – ОТРАБОТАВШЕГО ЯДЕРНОГО ТОПЛИВА (ОЯТ)

Раздел «Система обращения с топливом и его хранение» на с. 47 неадекватно описывает возможные варианты обращения с ОЯТ. Ничего не говорится о возврате отходов переработки из России и необходимости строительства еще одного могильника радиоактивных отходов.

В ОВОС написано: «Согласно российскому законодательству отработавшее ядерное топливо после выдержки не менее трех лет в бассейне выдержки может вывозиться из здания реактора энергоблока на завод регенерации ядерного топлива или для длительного хранения. […] Отработавшее ядерное топливо будет вывозиться на завод-переработчик или в страну – поставщик ядерного топлива».

Действительно, по законодательству России ОЯТ может вывозиться, однако речь идет исключительно об ОЯТ, произведенном на АЭС России, а не Беларуси.

Кроме того, в России не существует ни завода для регенерации или переработки ОЯТ с реакторов ВВЭР-1200, которые планируется возводить в Беларуси, ни достаточного объема хранилищ ОЯТ. Отсутствуют какие-либо планы возведения такого завода и хранилищ. В связи с этим возникает угроза создания ядерного могильника около площадки белорусской АЭС.

Более того, в соответствии со ст. 48 Закона «Об охране окружающей среды» РФ при возможном ввозе в Россию ОТВС иностранных ядерных реакторов предполагается «приоритетность права возвратить образовавшиеся после переработки радиоактивные отходы в государство происхождения ядерных материалов или обеспечить их возвращение».

При «переработке» на 1 т ОЯТ образуется около 200 т жидких радиоактивных отходов. Таким образом, даже если завод по переработке ОЯТ построят и если ОЯТ белорусской АЭС (26,7 т в год) будет вывозиться в Россию на переработку, то около 5 тыс. т отходов переработки ежегодно будет возвращаться в Беларусь. Для этих отходов необходимо сооружение специального могильника на территории Беларуси.

 

В ОВОС ИГНОРИРУЮТСЯ ФАКТЫ, ГОВОРЯЩИЕ, ЧТО ДАЖЕ БЕЗАВАРИЙНО РАБОТАЮЩИЕ АЭС ОПАСНЫ

При нормальной работе АЭС выбросы радионуклидов через венттрубы приводят к росту числа раковых заболеваний вокруг АЭС. Разработчики ОВОС или не знают этого, или специально не приводят научные данные немецких и американских исследователей.

На с. 7 содержится голословное оптимистическое утверждение: «…при нормальной работе АЭС население и природное окружение абсолютно защищены от радиационных воздействий АЭС». В других местах ОВОС содержатся суждения о незначительности влияния на здоровье «разрешенных» выбросов АЭС.

Это не подтверждено результатами сравнительных исследований состояния здоровья населения, живущего рядом с АЭС и в районах, свободных от подобных предприятий. В то же время разработчиками ОВОС проигнорированы многочисленные данные о негативном воздействии работы АЭС на заболеваемость определенных групп населения в этих местностях.

Согласно результатам исследований, проведенных по заданию Федерального ведомства радиационной безопасности (Bundesamt fur Strahlenschutz), заболевания лейкемией среди детей в возрасте до пяти лет встречаются тем чаще, чем ближе они проживают к одной из действующих в Германии АЭС. Исследования проводились Институтом медицинской статистики, эпидемиологии и информатики в сотрудничестве с Клиническим центром университета Майнца с 2003 г. Для каждого из 16 мест расположения АЭС было выбрано 3 прилегающих округа, данные по которым исследовались. Исследования показали наличие существенного роста (на 54 %) случаев рака у детей младше 5 лет, проживающих на расстоянии менее 5 км от атомных станций Германии. Особенно заметен рост числа заболеваний лейкемией у детей до 5 лет – в 1,7 раза. Более тщательные исследования позволяют говорить о росте количества случаев лейкемии в 2 раза.

Результаты исследований, проведенных учеными из медицинского университета Южной Каролины, показали, что заболевания лейкемией выше у детей и молодых людей, живущих вблизи АЭС. Были изучены доклады о состоянии здоровья населения, живущего вблизи 136 ядерных объектов в США, Канаде, Великобритании, Германии, Испании и Германии.

Как оказалось, для детей в возрасте до 9 лет уровень смертности по сравнению с их сверстниками, живущими вдали от АЭС, выше на 5–24 %. Среди людей, не достигших 25-летнего возраста, уровень смертности выше на 2–18 %. В свою очередь, риск заболевания лейкемией у первой группы детей повышается на 14–21 %, у второй – на 7–10 %.

Результаты обширного эпидемиологического исследования состояния здоровья детей, живущих в окрестностях пяти АЭС США после их закрытия: «Форт Сант Врейн» (Колорадо), «ЛяКрос» (Висконсин), «Миллстоун/Хаддам Нэк», «Ранчо Сэко» (Калифорния) и «Троян» (Орегон), свидетельствуют о том, что в первые два года после закрытия АЭС младенческая смертность в секторе 64 км (40 миль) с подветренной стороны от АЭС упала на 15–20 % по сравнению с предыдущими двумя годами.

Коалиция предупреждения рака США представила результаты обследования 268 графств, располагающихся на расстоянии до 80 км вокруг военных атомных производств и гражданских АЭС. Зафиксировано существенное увеличение смертности от рака груди в обследованных районах.

Первичная заболеваемость по злокачественным новообразованиям за последние три года в районе Балаковской АЭС возросла на 16,5 %. В онкодиспансере г. Вольска, обслуживающего 10 районов области, 50 % контингента – балаковцы. За 10, даже 20 последних лет не было ни одного года, чтобы общая детская заболеваемость снижалась, наблюдается только ее рост. В первую очередь это касается заболеваемости органов дыхания, которая составляет 57 % от всех болезней. В 10 раз выросла заболеваемость поллинозами, в 1,5 раза – бронхиальной астмой, на 12 % выросла заболеваемость аллергодерматозами и другими поражениями кожи. В 2,5 раза выросла патология эндокринной системы детей, функциональные нарушения желудочно-кишечного тракта, поражения суставов (аллергические артриты). Этот показатель в 3 раза выше, чем средний по России. Комиссия Минздрава еще в девяностые годы обратила внимание на заболеваемость щитовидной железы у балаковских детей, которая носит явный экзогенный характер. Одной из причин, по мнению врачей, может быть влияние АЭС.

Можно дальше перечислять тревожные факты, их тысячи, но они не учтены в обсуждаемом документе. И не опровергнуты. Без этого заявления об АБСОЛЮТНОЙ защите населения от радиационных воздействий выглядят авантюристично.

 

В ОВОС НЕТ ОПИСАНИЯ НИ СИСТЕМЫ ОБРАЩЕНИЯ С РАДИОАКТИВНЫМИ ОТХОДАМИ, НИ ВОЗДЕЙСТВИЯ ВОЗМОЖНЫХ АВАРИЙ ПРИ ОБРАЩЕНИИ С РАО НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ И ЗДОРОВЬЕ, НИ ВОЗДЕЙСТВИЯ ХРАНИЛИЩ И МОГИЛЬНИКОВ ОТХОДОВ

ОВОС не содержат исчерпывающего описания мер по обеспечению безопасности при выгрузке, хранении и переработке радиоактивных отходов и описания возможных аварий на этих этапах и мер по минимизации их последствий.

Проблема лишь вскользь упомянута в п. 2.13 (с. 47). В то же время наиболее опасным фактором эксплуатации АЭС является именно фактор образования большого количества как жидких, так и твердых радиоактивных отходов, проблема долговременного захоронения которых не решена нигде в мире.

Аварии, связанные с отходами, происходят регулярно. Стоит вспомнить аварию, произошедшую 10 апреля 2003 г. в хранилище тепловыделяющих сборок на атомной электростанции «Пакш», расположенной 11,5 км южнее Будапешта. 30 тепловыделяющих сборок (около 10-й части всей загрузки реактора) после процесса химической очистки хранились в стальном бассейне по технологии, описанной в ОВОС. В результате ошибок операторов стержни перегрелись, вода выкипела, температура поднялась до 1 200 градусов, выделившийся радиоактивный газ заставил персонал спастись бегством. Вода, направленная на раскаленные стержни, вызвала их разрушение – на дне бассейна образовалась радиоактивная масса. Последст­вия аварии преодолевали несколько лет, и завершили восстановительные работы лишь год назад.

Самая серьезная авария, связанная с обращением с отходами, известная как «киштымский взрыв», произошла в СССР. В сентябре 1957 г. на комбинате «Маяк» (Озерск, Челябинская область) взорвался резервуар с радиоактивными отходами. Прошел выброс радиации объемом 20 млн кюри, что всего лишь в два с половиной раза меньше, чем во время Чернобыльской катастрофы.

Функционирование АЭС невозможно рассматривать отдельно от проблемы отходов, тем не менее авторы ОВОС откровенно признают, что вообще не рассматривают воздействие на окружающую среду и безопасность региональных хранилищ: «В дальнейшем ТРО захораниваются в региональном хранилище радиоактивных отходов (РХРО), которое будет проектироваться по другому заданию и в данном отчете об ОВОС не рассматривается» (с. 49).

 

ВОЗДЕЙСТВИЕ СБРОСОВ ЖИДКИХ РАДИОАКТИВНЫХ ОТХОДОВ НЕДООЦЕНЕНО

Отсутствие в ОВОС оценки воздействия сбросов жидких радиоактивных отходов и поступления радионуклидов в водоемы скрывает важный фактор, негативно влияющий на окружающую среду и здоровье людей.

На с. 65 приводятся данные о сбросах жидких радиоактивных отходов и поступлении радионуклидов в водоемы на действующих АЭС России. Однако нет данных о предполагаемом поступлении радионуклидов в водоемы от белорусской АЭС.

Не приводятся данные о воздействии сбросов жидких радиоактивных отходов и поступлении радионуклидов в водоемы (в пределах т. н. допустимых сбросов) на окружающую среду. Это воздействие может быть весьма существенным.

Например, ОВОС Тверской АЭС утверждает: «Все категории сбросных вод КАЭС содержат ТРИТИЙ (период полураспада 12,5 лет), который поступает в озера-охладители, минуя очистные барьеры. Величина удельной активности трития в озерах-охладителях и р. Съежа примерно в 50 раз выше средних значений содержания трития в открытых водоемах России, что связано со сбросами и выбросами Калининской АЭС» (кн. 2, с. 206, ОВОС ТАЭС, документ 2008 г.).

Выписка из Предписания № 801-07 от 26.11.2007 г. от Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Тверской области: «В питьевой воде г. Удомля отмечено превышение ПДК по суммарной альфа-радиоактивности в 2 раза. Употребление питьевой воды, не соответствующей гигиеническим нормативам по радиологическим показателям, может оказать негативное влияние на организм человека и привести к необратимым последствиям».

 

АВАРИИ ПРИ ТРАНСПОРТИРОВКАХ РАДИОАКТИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ И ОТХОДОВ НЕ РАССМОТРЕНЫ

Проблема транспортировки ядерных материалов и радиоактивных отходов также не рассматривается в документе должным образом.

Нам обещают, что накопленные радиоактивные отходы будет забирать поставщик топлива. Но, скорее всего, отходы придется направлять на республиканский могильник. Операция транспортировки опасна, как и все остальное, что связано с АЭС. Только в США в 1971–1981 гг. произошло 108 аварий при перевозке радиоактивных веществ, в том числе отходов. После атаки на нью-йоркские небоскребы в 2001 г. любая транспортировка отходов по стране была запрещена как «крайне опасная операция с точки зрения физической защиты ядерных материалов от несанкционированного доступа».

В случае поставок топлива из России маршруты ядерных транспортировок пройдут через всю страну.

 

ВОЗДЕЙСТВИЕ ГРАДИРЕН НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ НЕ УЧТЕНО

Работа башенных испарительных градирен может оказывать воздействие на окружающую среду и здоровье людей на расстоянии до 20 км от АЭС. Но разработчики ОВОС об этом умалчивают.

При оценке воздействия предполагаемых к использованию на АЭС двух башенных испарительных градирен справедливо указывается (с. 51), что «работа градирни сопровождается образованием пароконденсатных факелов, распространение которых в атмосфере может приводить к изменениям температуры воздуха, образованию туманов, моросящих осадков, увеличению вероятности гололедообразования в зоне действия факела». Однако оценка воздействия градирен на окружающую среду и здоровье людей не производится, лишь указывается, что «вопрос требует специального изучения».

Действительно, по свидетельству жителей г. Удомля Тверской области России, расположенного близ Калининской АЭС, «паровой факел от градирен при определенных погодных условиях растягивается на десятки километров, накрывает плотным туманом город, который находится в 3–5 км, укутывает плотным инеем деревья зимой. Высота парового факела может достигать не менее 2 км, его протяженность – не менее 15–20 км».

Таким образом, можно предположить, что воздействию работы градирен могут быть подвержены жители населенных пунктов, находящихся в радиусе 20 км от белорусской АЭС, в том числе г. п. Островец.

Оценить степень этого воздействия разработчики ОВОС не смогли. То, что воздействием градирен нельзя пренебрегать, можно заключить из рассказа жителей д. Ряд, находящейся в 3 км от Калининской АЭС: «Градирни парят круглый год. Влажность воздуха повышена. В жилых помещениях сыро, все постельное белье сырое, а это ведет к росту заболеваний. Деревянные строения гниют, у каменных отваливается штукатурка». Людям в таких условиях жить стало гораздо тяжелее. По наблюдению одной из жительниц д. Ряд, за 5 месяцев зимы 2008–2009 гг. в деревне не было ни одного солнечного дня.

Градирни – это мощнейшие климатические установки, многократно усиливающие негативные факторы влияния АЭС, выбрасывающие в окружающее пространство миллионы кубометров влаги, миллионы калорий тепла, делающие климат региона более сырым и изменчивым, способствующие загрязнению территории болезнетворными микробами, химическими веществами, что серьезно нарушает экологический баланс в регионе, ведет к повышенной заболеваемости и смертности жителей.

 

НЕОБОСНОВАННО ОТВЕРГНУТЫ МЕНЕЕ ОПАСНЫЕ АЛЬТЕРНАТИВЫ

Утверждения о незначительности доли альтернативных источников электроэнергии в общем производстве и отсутствии тенденции ее роста, помещенные в п. 2.4, не соответствуют действительности и вводят в заблуждение общественность и лиц, принимающих решения, навязывая мнение о неизбежности и безальтернативности строительства АЭС.

На с. 30 утверждается: «Наиболее «чистое» производство осуществляется на установках, использующих солнечную энергию, ветер, гидроресурсы и тепло геотермальных источников. Однако доля участия этих источников в покрытии потребности в энергии незначительна, нет тенденций ее роста в ближайшей перспективе, следовательно, нет оснований ожидать, что развитие энергетики на базе этих «чистых» источников в какой-то мере снизит остроту проблемы защиты окружающей среды».

Следует согласиться, что наиболее «чистое» производство электроэнергии осуществляется на установках, использующих солнечную энергию, ветер, гидроресурсы и тепло геотермальных источников, т. е. с использованием возобновляемых источников энергии.

Однако утверждение, что доля участия этих источников в покрытии потребности в энергии незначительна, нет тенденций ее роста в ближайшей перспективе, ложно.

Например, к 2020 г. в странах Евросоюза доля возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии будет увеличена до 20 %, что законодательно закреплено соответствующими директивными документами.

Ветроэнергетика является бурно развивающейся отраслью: в конце 2008 г. общая установленная мощность всех ветрогенераторов составила 120 ГВт, увеличившись вшестеро с 2000 г. Во всем мире в 2008 г. в индустрии ветроэнергетики было занято более 400 тыс. человек. В 2008 г. мировой рынок оборудования для ветроэнергетики вырос до 36,5 млрд евро, или около 46,8 млрд долл.

 

Таблица 2

Суммарные установленные мощности ВЭУ в мире, МВт*

1997 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г. (прогноз)

2010 г. (прогноз)

7 475

9 663

13 696

18 039

24 320

31 164

39 290

47 686

59 004

73 904

93 849

120 791

140 000

170 000

* По данным Европейской ассоциации ветроэнергетики и GWEC.

 

Правительством Канады установлена цель к 2015 г. производить 10 % электроэнергии из энергии ветра.

Германия планирует к 2020 г. производить 20 % электроэнергии из энергии ветра.

Европейским союзом установлена цель: к 2010 г. увеличить мощности ветрогенераторов до 40 тыс. МВт, а к 2020 г. — до 180 тыс. МВт.

В Испании к 2011 г. будет установлено ветрогенераторов общей мощностью 20 тыс. МВт.

В Китае принят Национальный план развития. Планируется, что установленные мощности Китая должны вырасти до 5 тыс. МВт к 2010 г. и до 30 тыс. МВт – к 2020 г.

Индия к 2012 г. увеличит свои ветряные мощности в 4 раза в сравнении с 2005 г. К 2012 г. будет построено 12 тыс. МВт новых ветряных электростанций.

Новая Зеландия планирует производить из энергии ветра 20 % электроэнергии.

Великобритания планирует производить из энергии ветра 10 % электроэнергии к 2010 г.

Египет к 2010 г. установит 850 МВт новых ветрогенераторов.

Япония планирует к 2010–2011 гг. увеличить мощности своих ветряных электростанций до 3 000 МВт.

Международное энергетическое агентство (International Energy Agency (IEA)) прогнозирует, что к 2030 г. спрос на ветрогенерацию составит 480 ГВт.

Наряду с ветроэнергетикой в странах ЕС бурно развивается и будет развиваться рынок солнечной энергетики. Например, в 2004 г. рынок солнечных панелей для обогрева жилищ увеличился на 30 % (по площади панелей). К 2010 г. рынок таких конструкций предполагается довести до 100 млн м2. Наиболее высокая динамика характерна для развития рынка солнечной энергетики в Германии. Причины успеха германского рынка солнечной энергетики обусловлены значительной государственной поддержкой этой отрасли. Так, реализуемая в Германии федеральная «Программа 100 000 солнечных крыш» предусматривает финансовые субсидии инвесторам в размере 0,51 млрд евро и является самой крупной в мире программой финансирования в сфере солнечной энергетики.

Таким образом, прямая ложь, размещенная в одном из разделов документа, вызывает обоснованное недоверие ко всему тексту, а его авторы могут быть заподозрены в необъективности и стремлении выступить в качестве апологетов атомной энергетики или в полной некомпетентности.

Мнение авторов ОВОС является примером недальновидной политики, раскритикованной в Директиве № 3 Президента РБ: «На низком уровне ведется работа по вовлечению в хозяйственный оборот возобновляемых источников энергии: леса, воды, ветра, подземного тепла, солнечной энергии и других».

 

СРАВНЕНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ АЭС И ТЭС ПРОВЕДЕНО НЕКОРРЕКТНО. НЕ УЧТЕНА ВОЗМОЖНОСТЬ ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЯ, ПОВЫШЕНИЯ ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТИ

Сравнение равномощностных АЭС и ТЭЦ проведено некорректно и не может служить доказательством предпочтительного выбора АЭС без рассмотрения всего спектра альтернативных вариантов, таких как предусмотренные государственной политикой меры по повышению энергоэффективности экономики и по энергосбережению.

На с. 33 говорится: «Однако в случае отказа от строительства атомной электростанции для выработки такого же количества электроэнергии в результате сжигания органического топлива ежегодно дополнительно к существующим выбросам в атмосферный воздух на территории Беларуси будет выбрасываться 12,8 и 47 тыс. т/год загрязняющих веществ соответственно в варианте с парогазовой и пылеугольной электростанцией».

Налицо подмена понятий – увеличение производства и необходимость диверсификации топливных источников. Имеющихся генерирующих мощностей в Беларуси на сегодняшний день достаточно для покрытия потребностей страны и экспорта. Суммарная установленная мощность электростанций Беларуси составляет более 7,7 тыс. МВт. Они в состоянии произвести до 45–50 млрд кВтч электроэнергии, что значительно превышает прогнозные потребности на ближайшую перспективу.

Кроме того, по словам первого вице-премьера Владимира Семашко, энергоемкость ВВП Беларуси за последние семь-восемь лет сократилась вдвое. Соответствующие государственные программы предусматривают дальнейшее сокращение энергопотребления с целью приблизиться по этому показателю к развитым странам Европы. По информации В. Семашко, «если семь – восемь лет назад энергоемкость ВВП составляла примерно 750 кг в нефтяном эквиваленте на 1 тыс. долл. ВВП, то уже в 2006 г. энергоемкость ВВП составила 415 кг в нефтяном эквиваленте на 1 тыс. долл. ВВП. В 2007 г. она снизится до 365 кг на 1 тыс. долл. ВВП». По его словам, сейчас в Беларуси энергоемкость ВВП в 2–2,5 раза выше, чем в развитых странах Европы. Так, соответствующий показатель в Бельгии, Голландии, Франции составляет 150–180 кг на 1 тыс. долл. валового внутреннего продукта. Резервы снижения энергопотребления в Республике Беларусь налицо.

Директива № 3 Президента РБ предусматривает ряд мер по сбережению электроэнергии, повышению энергоэффективности экономики, внедрению энерго- и ресурсосберегающих технологий и техники.

 

Таблица 3

Электробаланс Беларуси, млрд квт•ч

 

1990 г.

1995 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2010 г. (прогноз)

Произведено электроэнергии

39,5

24,9

26,1

25,1

26,5

26,6

31,2

31,0

31,6

32,7

Получено электроэнергии из др. гос-в

14,2

10,1

10,0

11,0

>10,0

10,0

8,0

9,1

10,1

 

Потреблено электроэнергии

49,0

32,1

33,3

33,4

33,0

33,4

34,5

35,0

36,2

36,9

В том числе:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

промышленностью и строительством

27,5

13,8

16,0

16,1

15,4

15,7

16,7

17,0

17,7

 

сельским хозяйством

7,0

4,8

3,9

3,7

3,5

3,3

3,2

3,2

3,4

 

транспортом

3,1

1,8

1,9

2,0

2,2

2,2

2,1

2,1

2,0

 

другими отраслями

7,1

8,1

8,1

8,1

8,5

8,8

8,9

9,1

9,1

 

потери в электросетях

4,3

3,6

3,4

3,5

3,4

3,4

3,6

3,6

3,6

 

отпущено электроэнергии за пределы республики

4,7

2,9

2,8

2,7

3,5

4,0

4,7

5,1

5,8

 

Таким образом, необходимость введения новых генерирующих мощностей отсутствует. В обсуждаемом документе ситуация представлена так, что в случае отказа от АЭС в Беларуси нужно будет в обязательном порядке строить новые тепловые станции. Это вводит в заблуждение общественность и лиц, принимающих решения.

 

ОВОС ИГНОРИРУЕТ НАЛИЧИЕ «КРАСНОКНИЖНЫХ» ВИДОВ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ, ОБИТАЮЩИХ В НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ БЛИЗОСТИ ОТ ПРЕДПОЛАГАЕМОГО МЕСТА СТРОИТЕЛЬСТВА АЭС

АЭС планируется построить именно в тех местах, куда заходят на нерест редкие виды рыб. В то же время в Заявлении об ОВОС нет специального раздела, посвященного животному миру, факт присутствия «краснокнижных» рыб упомянут единожды только в одном разделе, не рассмотрены ни воздействие выбросов АЭС на лососевых, ни меры, направленные на предотвращение уничтожения лососей.

16 сентября 2009 г. в результате мониторинга лососевых на р. Вилия и ее притоках в Островецком районе Гродненской области была обнаружена молодь семги, или благородный лосось (Salmo salar). Если ранее можно было уверенно говорить только о кумже, а о семге лишь строили предположения, то теперь этот факт научно подтвержден. Семга – это вид номер один среди лососей, и ее наличие в реках Беларуси является предметом гордости и большой ответственности перед природой не только нашей страны, но и всего Балтийского бассейна.

В наши реки на нерест заходят два вида атлантических лососевых – кумжа и семга. Их популяция невелика из-за браконьерства, сооружения плотин на нерестовых реках, периодических загрязнений, таких как недавний сброс в Ошмянку агрессивных отходов дрожжевого завода.

В разделе ОВОС 4.4.1 «Оценка состояния водных экосистем в 30-километровой зоне вокруг площадки АЭС» говорится, что на территории 30-километровой зоны расположен ряд водотоков и водоемов, представляющих значительную экологическую ценность. К уникальным с экологической точки зрения водотокам относятся экосистемы р. Вилия и ее притоков, в которых обитают и нерестятся редкие для Республики Беларусь, занесенные в Красную книгу виды лососевых рыб.

Однако в документе ничего не говорится о том, как планируемое в процессе строительства и функционирования АЭС и ее инфраструктуры загрязнение вод Вилии радионуклидами и химическими веществами повлияет на эти «краснокнижные» виды рыб. Соответственно, ничего не говорится о возможности сохранения этих видов рыб.

Поразительно, но раздел о воздействии на животный мир и, в частности, на рыб в Заявлении об ОВОС практически отсутствует. На двух схемах раздела 4.2.4 (одной – с границами ООПТ, другой – о распространении охраняемых видов животных и растений) обозначены места произрастания и обитания растений и животных. При этом информация о рыбах там отсутствует (!). Это является серьезной недоработкой, т. к. обитающие в р. Вилия лососевые считаются уникальными объектами первой категории охраняемости.

В то же время белорусскими учеными уже проделана большая работа по исследованию ихтиофауны и влиянию на водные объекты АЭС. Результаты этой работы, как сообщили сотрудники ГНПО «Научно-практический центр Национальной академии Беларуси по биоресурсам», содержатся в отчете, который составил более 200 страниц с резюме о негативном воздействии АЭС на водный животный мир и подсчетом связанного с этим ущерба. Такой отчет был направлен в Дирекцию строительства АЭС. Однако ни выводов, ни данных этого отчета, ни ссылок на него в Заявлении об ОВОС нет.

Заявление об ОВОС содержит информацию, которая подтверждает планируемое отрицательное воздействие АЭС в процессе строительства и функционирования на занесенных в Красную книгу лососевых рыб.

Для охлаждения реакторов будет использована вода из р. Вилия. Ежедневно из реки будет забираться 3 660 м3 воды, при этом расход Вилии уменьшится на 4–8 %, а уровень понизится на 7–11 см. Для лососевых, нерестящихся в небольших ручьях – притоках Вилии, это падение представит существенную угрозу, т. к. станет препятствием для захода рыбы на нерест.

Кроме того, не указано, учитывался ли в расчете расхода Вилии тот факт, что на Вилейской плотине установлен гидроагрегат и в маловодные сезоны энергетики поддерживают уровень воды для его работы, уменьшая тем самым сток этой реки.

В Заявлении об ОВОС сказано, что в Вилию будет осуществляться сброс отработанной воды по ее притоку Полпе. ОВОС утверждает, что вода будет проходить процесс «глубокого обессоливания, обезжелезивания и обескремнивания». В любом случае сброс 910 м3 в сутки (может быть до 3 600 м3) абсолютно несвойственного реке состава воды чреват необратимыми последствиями для водных организмов.

Предполагается и радионуклидное загрязнение Вилии ниже по течению от водовыпуска.

Максимальное значение радионуклидов попадает, судя по графику, представленному в ОВОС, на Тартак – самый продуктивный нерестовый для атлантических лососей приток Вилии. Основные элементы: Sr90, Cs137, I131. Заявление об ОВОС утверждает, что количество этих радионуклидов не будет превышать «значений уровня вмешательства в питьевую воду». Но как будут на них реагировать лососевые, очень чувствительные к нарушениям среды обитания? Возможно, ответ и на этот вопрос погряз в недрах Дирекции строительства АЭС. Но найти его придется, поскольку атлантические лососи – это объект биразнообразия мирового значения.

 

ОВОС НЕ УЧИТЫВАЕТ МНЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОСТИ И ВЫПОЛНЕНА С НАРУШЕНИЯМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СУЩЕСТВЕННЫМИ ОШИБКАМИ

Текст ОВОС не соответствует требованиям законодательства Беларуси, содержит главы с неполным, некорректным и нелогичным изложением сведений, где выводы противоречат посылкам, излагаемым сведениям и промежуточным выводам, часть обязательной информации отсутствует. Данный текст не может быть вынесен на общественные слушания в Островце 9 октября.

В заявлении об ОВОС отсутствуют разделы со следующей информацией, которой требует Инструкция Минприроды «О порядке проведения оценки воздействия на окружающую среду планируемой хозяйственной и иной деятельности в Республике Беларусь» от 17 июля 2005 г.:

• описание процедуры общественных слушаний (п. 39.6 Инструкции);

• описание предполагаемого порядка согласования материалов с заинтересованными государственными органами (п. 39.7 Инструкции);

• мнение общественности как субъекта ОВОС при оценке возможных последствий, связанных с потенциальными факторами воздействия на ОС (п. 39.4 Инструкции).

Главы ОВОС содержат неполное описание процессов воздействия на окружающую среду, отсутствуют выводы либо выводы неадекватны посылкам.

Так, например, в разделе 3.1.5 «Радиационное воздействие. Выбросы радиоактивных газов и аэрозолей со станции» приведены соответствия величин выбросов инертных радиоактивных газов проектируемой АЭС российским годовым допустимым выбросам, регламентированным СП АС-03. Соответствуют ли эти выбросы белорусским нормам обеспечения радиационной безопасности и допустимым выбросам, не указано.

В разделе 2.4 «Альтернативные варианты строительства АЭС» при рассмотрении так называемой нулевой альтернативы производится сравнительная оценка воздействия на окружающую среду различных типов объектов электроэнергетики на окружающую среду. Там указано, что АЭС не загрязняет атмосферу газообразными веществами, что не соответствует действительности, подтверждения этому мы видим хотя бы в разделе этого же документа «Радиационное воздействие. Выбросы радиоактивных газов и аэрозолей со станции», где приводятся конкретные объемы выбросов радиоактивных газов в атмосферу.

В этом же разделе 2.4 приводится оценка воздействия на окружающую среду «ТЭС на органическом топливе», причем разделение по типам топлива не происходит – в таблице 7 указаны данные для всех типов ТЭС на органическом топливе, что является некорректной информацией, так как угольные станции отличаются от современных парогазовых ТЭС в этом смысле довольно серьезно.

В разделе 2.4 в таблице 7 в отношении воздействия ТЭС на органическом топливе приведена суммарная оценка влияния на окружающую среду всего топливного цикла, включая транспорт и топливную базу. Для АЭС этого сделано не было – не учтено воздействие добычи, обогащения урана, фабрикации топлива, транспортировки и обращения с отходами.

Эти и другие грубые обобщения, а также явные несоответствия в расчетах заметно подрывают доверие и к другим данным, излагаемым в ОВОС, являются свидетельством непрофессионального подхода к подготовке всего документа в целом.

 

В ОВОС НЕ ЗАТРАГИВАЕТСЯ ТЕМА ВЛИЯНИЯ ВОЗМОЖНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА И ЭКСПЛУАТАЦИИ АЭС НА ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ, В ЧАСТНОСТИ, АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ И КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ

Это настораживает в свете общепринятой практики описывать возможное влияние строительства и эксплуатации АЭС на историко-культурное наследие и культурный ландшафт в аналогичных документах по другим атомным электростанциям. Так, в отчете по оценке воздействия на окружающую среду новой АЭС в Литве с. 366–367 посвящены культурному наследию, а с. 351–365 – влиянию на ландшафт. В отчете по оценке воздействия на окружающую среду Ленинградской АЭС-2 на с. 56 размещен подраздел 4.6 «Памятники архитектуры, истории и культуры». Вблизи планируемой белорусской АЭС находятся историко-культурные ценности категории II (республиканского значения): архитектурный ансамбль центра д. Ворняны (приблизительно в 5 км от предложенной площадки) и костел св. Михаила с оградой и воротами в д. Михалишки (приблизительно в 7 км от предложенной площадки).

Примерно в 10 км от предложенной площадки АЭС находится Троицкий костел в д. Гервяты. На текущий момент он не внесен в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. Но, принимая во внимание высокую художественную и историческую ценность данного памятника архитектуры, можно ожидать его скорого включения в Государственный список. Стоит отметить, что ранее он был внесен в собрание памятников истории и культуры Беларуси (Гродненская область, № 112).

Очевидно, что корпуса АЭС и особенно высотные вентиляционные трубы (высотой не менее 100 м) будут сильно искажать пейзаж и, в частности, уничтожат многие виды на упомянутые выше ценности и памятник.

Костел св. Михаила в д. Михалишки находится около автомобильной дороги Полоцк – Вильнюс, на которой будет осуществляться значительная (возможно, основная) часть перевозок грузов к промышленной площадке планируемой АЭС. Постоянная вибрация от тяжелых грузовиков отрицательно скажется на состоянии этого памятника архитектуры XVII века. Необходимы инженерные исследования воздействия на объект вибрационных и шумовых процессов, а также пыли и выбросов двигателей с целью разработки предупреждающих мер по консервации здания или принятия решения об отказе от планируемой деятельности.

В отчете ОВОС БелАЭС никак не отражено возможное влияние строительства и эксплуатации АЭС и на археологическое наследие. Особенно это удивляет, если учесть масштабы строительной деятельности: большую площадку самой АЭС, подъездные дороги, карьеры и отвалы, линии электропередачи, каналы от р. Вилия и назад к реке (длиной приблизительно 6 км каждый). Известно, что на территории Беларуси археологические разведки проводились и проводятся непоследовательно и фрагментарно. Из-за этого не существует достаточно полного собрания сведений об археологических памятниках и есть необходимость исследовать практически каждую территорию перед хозяйственной деятельностью на ней.

Существует практика при реализации крупных строительных проектов заказывать археологическую разведку и исследование памятников соответствующим организациям (Институту истории Национальной академии наук или историческим факультетам университетов). За последние годы в Гродненской области такие меры проводились, в частности, при реконструкции белорусской части Августовского канала и при строительстве Гродненской ГЭС на Немане. Например, во втором случае в долине Немана во время разведок было обнаружено 33 памятника археологии. Стоит также обратить внимание на то, что в других подобных отчетах об оценке воздействия на окружающую среду описывается археологическое наследие и способы обращения с ним. Так, в отчете по оценке воздействия на окружающую среду новой атомной электростанции в Литве на с. 366–367 перечисляются археологические памятники, находящиеся поблизости от планируемой АЭС, и размещена их карта. В заключительном отчете об оценке воздействия на окружающую среду Неманской ГЭС на р. Неман (Минск, РУП «ЦНИИКИВР», 2008) на с. 39–40 приводится «Справка о состоянии археологической изученности долины р. Неман в районе размещения Неманской ГЭС (отрезок реки от н. п. Жиличи до границы с Литвой)».

Никак не отражено в ОВОС и возможное влияние на материальные движимые объекты культурного наследия (например, комплексы предметов крестьянского быта) и проявления нематериального культурного наследия (например, фольклор, традиционные ремесла и промыслы и проч.). Полные определения «культурного наследия» (определение включает в себя «памятник») и «нематериального культурного наследия» можно найти в Конвенции ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия и в Международной конвенции ЮНЕСКО об охране нематериального культурного наследия.

Кроме общепринятой практики (на которую разработчики ОВОС могли и не обратить внимания) существует национальное законодательство. Инструкция о порядке проведения оценки воздействия на окружающую среду планируемой хозяйственной и иной деятельности в Республике Беларусь, подготовленная в соответствии с Законом Республики Беларусь «Об охране окружающей среды» и Законом Республики Беларусь «О государственной экологической экспертизе», однозначно указывает, что:

а) в техническом задании на проведение оценки воздействия заказчик обязан предусматривать, среди прочего, описание памятников культуры (п. 31.1);

б) отчет о результатах проведения оценки воздействия на окружающую среду должен, среди прочего, включать в себя прогноз воздействия на антропогенные объекты (здания, архитектурные и археологические памятники, другие материальные и культурные ценности) и оценку изменения их состояния после начала реализации планируемой деятельности (п. 61.6).

Таким образом, приходится констатировать, что заказчик и организация, составлявшая ОВОС, нарушили общепринятую практику и не выполнили требований белорусского законодательства по описанию наличествующего культурного наследия и оценки воздействия атомной электростанции на него. Это позволяет предположить, что и в своей дальнейшей деятельности Дирекция строительства атомной электростанции будет нарушать законодательство и ставить историко-культурные ценности и археологические, архитектурные и прочие памятники культуры под угрозу уничтожения, повреждения или искажения.

Такая большая промышленная инсталляция, как атомная электростанция, неизбежно и необратимо искажает культурный и природный ландшафт, ведет к утрате многих культурных и природных пейзажей, а работы по ее строительству ставят под угрозу полного или частичного исчезновения или повреждения разнообразные проявления как материального, так и нематериального культурного наследия. В данных условиях приемлемым для общественности вариантом реализации проектного решения планируемой деятельности является отказ от планируемой деятельности (см. пункты 13.3 и 41.7 Инструкции о порядке проведения оценки воздействия на окружающую среду планируемой хозяйственной и иной деятельности в Республике Беларусь).

 

Георгий ЛЕПИН, физик, доктор технических наук, профессор, активист движения «Ученые за безъядерную Беларусь»,
Юрий ВОРОНЕЖЦЕВ, физик, кандидат технических наук, ответственный секретарь Комиссии Верховного Совета СССР по рассмотрению причин аварии на Чернобыльской АЭС и оценке действий должностных лиц в послеаварийный период, активист движения «Ученые за безъядерную Беларусь»,
Андрей ОЖАРОВСКИЙ, инженер-физик, координатор проектов экологической группы «Экозащита!» (г. Москва),
Нина ПОЛУЦКАЯ, ихтиолог, член ОКЭС при Минприроды Республики Беларусь, член ОО «Экодом», координатор проектов ССВ Coalition Clean Baltic (коалиция «Чистая Балтика»),
Владимир ВОЛОДИН, магистр исторических наук, член ЦС БПЗ,
Татьяна НОВИКОВА, публицист,
Ирина СУХИЙ, магистр политологии, председатель совета ОО «Экодом»

 

ВЫВОДЫ

 

Отмеченные выше недоработки документа выходят за пределы частных ошибок и недочетов, которые могли бы быть устранены в оперативном порядке. Многие из них носят принципиальный и концептуальный характер и указывают на низкий профессиональный уровень его авторов или их стремление сознательно ввести в заблуждение общественность. Существует опасность, что подобный подход будет сохранен и при разработке более важных документов, относящихся к строительству АЭС в Беларуси.

Большинство утверждений о степени воздействия АЭС на окружающую среду носит декларативный характер, рассчитанный для восприятия на веру, а не на анализ фактического положения дел, научных данных, международной практики.

Авторы ОВОС пытаются ввести в заблуждение не только общественность, но и лиц, принимающих решения. Это может привести к трудно поправимым ошибкам и даже к катастрофе национального масштаба.

 

Вывод: проект строительства АЭС должен быть отклонен как совершенно не отвечающий элементарным экологическим требованиям к выбору, размещению АЭС и ее строительству в конкретной обстановке, которая подлежит действительно глубокому изучению и непредвзятому анализу.

 

Контакты

Беларусь: 220121, г. Минск
а/я 72
Тел.: +375 (17) 385-94-44,
385-96-66

Факс: +375 (17) 392-33-33
Gsm: +375 (29) 385-96-66 (Vel)

Е-mail: energopress@energetika.by
E-mail отдела рекламы:
reklama@energetika.by

© ОДО Энергопресс, 2003—2009. Все права защищены.
Мониторинг состояния сайта
Создание сайта Атлант Телеком